CoffeeBreak

Объявление

ИЩЕМ
имя искомого персонажа
на проект такой-то
ИЩЕМ
имя искомого персонажа
на проект такой-то
ИЩЕМ
имя искомого персонажа
на проект такой-то
ИЩЕМ
имя искомого персонажа
на проект такой-то
09.09.18. CoffeeBreak объявляет графический конкурс Лучший Barista Autumn 2018! Идет активный прием заявок!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CoffeeBreak » Фэнтези » Мистерия


Мистерия

Сообщений 211 страница 240 из 280

211

http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/873923_konkurs115.jpg

1 место - Рехста

Не смотри

"Сотни лет назад в замке Моро жила юная принцесса; настолько же она была красива, насколько высокомерна и честолюбива. С детских лет она любила часами глазеть на собственное отражение в зеркале, и ничто не доставляло ей большего удовольствия, чем восхищённые взгляды придворных. Унаследовав власть над окрестными землями в возрасте семнадцати лет, она немедленно отдалась своей мании величия и постановила воздвигнуть во всех уголках королевства прославляющие её монументы. Тронную залу по её указу обвешали её же собственными портретами; иностранную валюту в Моро переплавляли на золотые монеты с её ликом; а воины шли в бой под неусыпным надзором нарисованных на знамёнах золотых глаз своей госпожи. Так было.
А потом во дворец явилась темноликая ведьма с посохом из ивы и терновым венцом на голове…"

“Шлёп-шлёп-шлёп”.
Они застыли на местах, будто вкопанные; глаза лихорадочно метаются в попытке вырвать из темноты источник неестественного звука, руки судорожно сжаты на рукоятках верного оружия. На несколько десятков сантиметров выползает из ножен Элеруин Рэйкора; бородатый маг бессознательно подвигается вбок, чтобы прикрыть Лаурен. Пламя факела лисохвостой дрожит и виляет, заставляя случайные тени хаотично танцевать вокруг тройки приключенцев.
- Что-то идёт, - озвучивает Рэйкор возникшую у всех троих мысль.
- Пока не вижу, - отвечает спокойно арахнотавр Рехста. – Ляу, опусти факел, он мне мешает.
- Как скажешь. Тут же никого не может быть?..
- Место старое. Упырь какой-то. Может, холоднокровный. Ты тогда его и не увидишь, Рехста…
- Увижу. – глухо бурчит цералинка, делая осторожный шаг вперед. Древние мраморные колонны и обломки стен ограничивают эффективность её термолокации. – Не волнуйся.
Вопреки собственному совету арахнотавр вынимает из ножен Жаждущую. Эсток тускло и мрачно сверкает в свете опущенного факела. В нем отражается гладь стоячей воды под ногами путников: мутная жидкость покрывает этот этаж дворца Моро одной огромной лужей. Именно она выдаёт приближение чего-то в темноте.
“Шлёп-шлёп-шлёп”…
- Круги на воде вижу, - процеживает Рехста. Не давая союзникам и слова сказать, арахнотавр выставляет вперёд клинок эстока и в несколько шагов покрывает несколько метров, чтобы дать возможность своей термолокации заглянуть за угол ближайшего препятствия – обломанной и изуродованной до неузнаваемости статуи.
- Ну что? – нетерпеливо интересуется бородатый маг.
- Вон там, - бормочет себе под нос цералинка. – Сейчас, сейчас…
И тут она визжит – так громко, что напуганная Лаурен немедленно роняет факел. Но он падает достаточно долго для того, чтобы и Рэй, и Лау могли увидеть, как хитиновые гребни на голове Рехсты взрываются. Напоминающая пагоду конструкция лопается по бокам, выстреливая в обе стороны крошащимся в пыль хитином и кусочками чего-то жёлтого. Жаждущая с плеском падает в воду, визжащая Рехста хватается руками за голову, а потом факел наконец с шипением гаснет.
Рэйкор инстинктивно бросается к Рехсте с мечом наголо. Ему почти ничего не видно: мужчине мало пробивающегося сквозь дыры и бойницы лунного света. Арахнотавр оседает наземь, держась за голову; она громко и неразборчиво ругается. Лаурен стоит, как вкопанная, непослушными руками пытаясь зажечь новый факел.
- Что такое? – орёт Рэйкор чуть ли не в ухо Рехсте, отчего та дергается; визжать она прекращает, теперь только хрипло стонет. Пальцев от гребней не отнимает. Выругавшись, бородатый маг отступает на шаг и оглядывается, прищуривается, пытаясь высмотреть хоть что-то. Но – нет. Жутковатого шлёпанья тоже теперь не слышно, спасибо цералинке: та неосознанно дрыгает ногами, баламутя воду и маскируя звуки.
- Что с ней? – шепчет из-за спины Рэя паникующая Лау. Новый факел наконец загорается: снова пляшут тени свой адский хаотичный танец вокруг тройки приключенцев. Всё ещё не может вымолвить ни слова Рехста: она слабо покачивается взад-вперед, баюкая развороченные на куски гребни, и стонет, и воет, и Рэйкору хочется хорошенько ей врезать, только бы успокоилась…
- Нам лучше развернуться, - молвит Лаурен, подходя поближе и наклоняясь к Рехсте. – Шшш…
- Мы должны быть близко к тронной зале, - отвечает ей Рэйкор, не глядя. – Я разберусь. Подними факел повыше. Рехста, заткнись!
- Я не чувствую т-тепло, - скулит арахнотавр. – Я п-потеряла м-мембраны!
Бородатый маг осторожно выходит на несколько шагов вперед. Серо-голубые глаза мужчины пристально всматриваются в окружающие компанию руины. Его меч остёр и готов рубить, на кончиках его пальцев играет разрушительная магия. Он отчаянно пытается нашарить в воздухе признаки поразившего Рехсту колдовства – а что ещё это могло быть? – но терпит неудачу.
“Шлёп-шлёп”.
Рэйкор поворачивается на каблуках. Дрожащие языки пламени подсвечивают расходящиеся по воде круги. Нечто приближается к ним слева, прячется за обломанной колонной, вне поля зрения Рехсты и Лаурен. Девушкам его не заметить – а вот маг сейчас увидит. Из-за мрамора показывается неясный силуэт, маг довольно выдыхает и готовится нанести удар…
С негромким влажным хлопком его глазные яблоки синхронно лопаются, брызжа во все стороны humor acvosum. Боль простреливает мозг Рэя раскалённым клинком. Мир потухает. Навсегда.
Лаурен отшатывается назад, прижимая руку ко рту в молчаливом шоке: дыхание девушки спирает, сердце на миг останавливается. Даже Рехста временно забывает о терзающей её боли, потому что Рэй кричит намного громче её. Его вопль оглашает окрестности и еще несколько секунд гуляет эхом по тёмным коридорам старого замка Моро. Элеруин шлёпается в воду, как совсем недавно Жаждущая; мужчина падает на колени и прижимает ладони к почти опустевшим глазницам. Пальцы цепляются за влажные пучки нервов и сдувшуюся полупрозрачную оболочку. Из-под них по лицу струятся ярко-красные слёзы.
Уже второй факел падает с шипением в воду.
Но стоит отдать Рэйкору честь: его пытливый ум быстро соединяет несколько фактов в одно целое и делает логичный – и фантастически жуткий – вывод. Ему даже удаётся сообщить этот вывод своим спутникам: в промежутках между стонами он жалобно изрекает:
- Не смотри! Не смотри на это, Лаурен!
Рехста, хоть к ней напрямую и не обращались, следует совету первой. Она не рада отказываться от своей способности ясно видеть в почти полной темноте, но сейчас выбирать не приходится. Недействующие – несуществующие – мембраны отзываются адской болью. Арахнотавр, однако, в своё время прошла войну; травмы и ранения ей привычны, и потому ей удаётся превозмочь агонию и подняться на ноги. Она даже нашаривает эсток и принимает боевую стойку. Только вот кого бить? Шлёпающую тварь опять не слышно, а теперь и не видно.
- Тихо, - командует она, и Рэйкор кое-как пытается себя сдержать. Лаурен, тоже с прикрытыми глазами, дрожит неподалеку от обуревающего её ужаса. Её тонкие пальцы сами находят верный кулон маскировки и сами же на нём сжимаются: миг – и лисохвостая растворяется в воздухе.
Рехста, пользуясь своим великолепным слухом, находит Рэя и ободряюще треплет его по плечу.
- Что “оно” такое? Как ты, Рэй?! – срывается Лаурен.
- Я не успел увидеть, - с трудом отвечает мужчина. Второй вопрос он игнорирует, ответ очевиден. Его лисохвостая подруга ещё что-то хочет спросить, когда шлёпанье раздаётся вновь…
Цералинка стрелою срывается с места, мчится вперед, чуть не ломая ногу о подвернувшийся по пути обломок крыши. Лаурен припадает к земле, она в бой бросаться не хочет, ибо понимает, что только помешает Рехсте. Рэй, рыча от боли, отнимает руки от незрячих глазниц и приникает к ближайшей колонне; его нога случайно натыкается на Элеруин и он поднимает меч.
Опыт арахнотавра её не подводит: остриё Жаждущей находит цель. Эсток глубоко погружается во что-то мягкое. Она не открывает глаз, памятуя о неудаче Рэйкора; остаётся только надеяться на то, что незримого противника поразила куда надо. Цералинка и сопротивления-то не встречает, и уже готовится праздновать победу, когда подземелье оглашает очередной вопль – женский визг боли.
В следующий миг у всех троих приключенцев одновременно лопаются барабанные перепонки.
Дымящаяся, жаркая кровь брызжет из ушей, звуки – шорохи, стоны, всплески и шлёпанье – одновременно пропадают. Руины замка Моро продолжают жить, но трое пришельцев этой жизни уже не слышат. Они кричат, и им кажется, что кричат они молча.
От боли и ужаса арахнотавр Рехста раскрывает глаза, успевает заметить облезлую бледную кожу…и немедленно лишается зрения: глазные яблоки распирает внутренним давлением вне всякого разумного предела. Жаждущая выпадает из рук, цералинка валится наземь кучей хитина с торчащими во все стороны острыми ногами, лицом в мутную воду. Ошалевший Рэйкор опускает Элеруин, примеривается по памяти и взмахом руки отправляет в полёт смертоносную молнию. Кончик его меча касается воды…
Он бы об этом пожалел, но уже не успеет. Разряд врезается в покрывающую полы воду. Ток в пятьдесят тысяч ампер расходится во все стороны. Хитиновый экзоскелет Рехсты трещит и крошится, арахнотавр умирает мгновенно. Короткое замыкание настигает и самого бородатого мага; парализованный и обожжённый, он падает в наэлектризованную воду и агонизирует еще несколько секунд, прежде чем испустить дух.
Лаурен везёт больше. Её высокие сапоги частично защищают её от шокового удара; она успевает развернуться и рвануться прочь, прежде чем все-таки задевает водную гладь хвостом. Девушку будто приложили дубиной; ошарашенная, она валится с открытыми глазами на удачно подвернувшуюся сухую каменную плиту. Лицом вверх. Тело не слушается.
“Шлёп-шлёп-шлёп…”
Она не слышит шагов, её кровоточащие уши разорваны недавним воплем; и всё же они отдаются в её воспалённом сознании, потому что лисохвостая знает: чудовище замка Моро идёт к ней.
Она хочет убежать. Закричать. Хоть что-то. Но она заперта в парализованном электричеством теле.
В поле зрения возникает неясный силуэт – и чудесные жёлтые глаза Лау лопаются, будто переспелый крыжовник. Очередной импульс безумной боли пронзает голову и тело девушки.
“Не смотри”, - думает она. – “И не слушай. И не”…
Неестественный холод овевает её кожу. Сердце девушки в ужасе замирает.
Чужая плоть, холодная и склизкая, касается её бледной кожи. И от этого прикосновения кожа Лаурен горит, плавится, растекается бледно-жёлтой белково-жировой массой. Кровь сворачивается багровыми скользкими комками.
Глотка Лаурен кое-как испускает последний безумный хрип.
А потом существо из руин замка Моро заключает девушку в тесные и нежные объятия.

“…Темноликая ведьма три дня и три ночи гостила у стен королевского дворца, три раза приходила с просьбой о помощи, и три дня подряд получала отказ. На четвертый день разозлившаяся королева приказала повесить надоевшую ей женщину на главной площади. Говорят, что с уст ведьмы успело сорваться предсмертное проклятие, текст которого вольным языком излагает историк и менестрель Краммарт Барисеус:
”Звонок твой голос, прекрасен твой лик, нежна твоя кожа, о дивная королева замка Моро!
Ты любишь, когда твои подданные внимают твоим сладким речам,
Ты любишь, когда придворные не могут оторвать от твоей красоты глаз,
Ты любишь, когда молодые рыцари сгорают от страсти от одного лишь прикосновения твоей руки,
Так пусть с моим последним вздохом никто больше не сможет услышать тебя, увидеть или почувствовать. Стань же одинокой и бесполезной, как статуи, которыми ты усеяла королевство!””

0

212

https://i11.servimg.com/u/f11/19/78/75/17/110.jpg

Автор - Юстина.

0

213

http://i12.pixs.ru/storage/1/9/0/Uarapng_8619000_28425190.png

0

214

http://s9.uploads.ru/woRj0.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем зимы!

0

215

http://imghost.in/img/2016-04/26/wajubphlbe4rxbap7wd8qwkrd.gif

http://sd.uploads.ru/kB3cG.png

С 1-го декабря по 28 февраля любой желающий новый игрок сможет прийти каноном из данных фильмов:
1. «Однажды в сказке» - кроме Румпельштильцхена.
2. «Белоснежка и охотник» 1-2.
3. «Красавица и чудовище».

Администратор обязуется помочь с адаптацией данного персонажа, а также обеспечить новичка игрой сразу же после приемки анкеты.

*Возможно, некоторые способности персонажа будут урезаны или слегка видоизменены, если они не вписываются в правила форума.
*Копировать информацию о персонаже с другого сайта и вставлять на форум – запрещено. Вы должны писать все своими словами.

После приемки персонаж получит сразу 4000 очков/пыли.

Шаблон анкеты:

   

Код:
[center][color=#99ffff][b]Акция: «Зимняя сказка»[/b][/color][/center]

            (Картинка внешности)

            [b]Имя[/b] -
            [b]Категория[/b] -
            [b]Раса[/b] -
            [b]Внешность[/b] -
            [b]Характер/слабости[/b] -
            [b]Биография[/b] -
            [b]Расовые способности[/b] -
            [b]Мастерства[/b] -
            [b]Магия[/b] -
            [b]Артефакты[/b]
            1.
            2.
            3.

0

216

https://preview.ibb.co/myiVUb/image.jpg

1 место - Нира О’Берн

Жрица таяла. И вовсе не от речей вновь клянущегося в верности демона, а вполне себе буквально. Иссыхали мышцы, испарялся жир, веснушчатая кожа туго обтягивала кости. Любая столичная красавица бы пищала в восторге от такого стремительного похудания. Ведьма так и представила себе фонарные столбы, вовсю пестрящие цветными листовками, призывающими опробовать "новый чудо-метод, который избавит от жира буквально навсегда!"
Жаль только, что с талией все равно проблемы.
«Ты придешь, Ио? Этого ты желал? Моей смерти? Появления ребенка, который уничтожит весь этот гребаный мир, который ты так пытался спасти от Присциллы?»
На нее полилось что-то горячее – жрица не поняла, что. Разглядела протянутую руку. Нира попыталась подняться, но боль охватила ее, стиснув, как кулак гиганта. Дыхание оставило ее, она сумела только охнуть. Голоса Амаи и Шики уже казались погребальным напевом.
Страшно.
Твердая рука подняла ее в воздух. Сейчас она, должно быть, совсем ничего не весила для такого силача. Высушенные пальцы протестующе шкрябнули по одежде Катсуро, но тут же устало упали. О’Берн дернулась в его руках, когда боль вновь овладела ею, и наконец закричала: похоже было, что ребенок пробивается наружу, ножами в обеих руках кромсая ее тело.
«Почему ты хочешь убить меня, доченька? — мысленно передразнила она те слова, что не так давно плод посылал ей в видениях. Она знала, как глупо было просить пощады у ребенка, которого сама столько раз пыталась убить, но не могла перестать пытаться торговаться свою жизнь, — Что тебе нужно? Жизнь? Я дам тебе чужую! Хоть две, хоть десять! Но не мою, пожалуйста, не мою!»
Слезы стекали по горящему лицу; поблескивали, проделывая дорожки на вымазанной кровью щеке. Момент кончины, даже когда видишь его приближение, всегда неожиданен. Всегда думаешь, что ты особенный, что именно для тебя последует отсрочка, помилование. Но так не бывает.
Отравительница рыдала, как ребенок, чувствуя боль в чреве; в теряющих зрение глазах мир расплывался, как пятно, как клякса, полная боли и криков. Бесконечное мелькание стен и пейзажей, страх… Она не знала, куда смотреть, не знала, где перед, где зад. Горло горело от жажды, во рту появился металлический привкус. Голова тяжелела, тошнило.
— Быстрее, прошу, быстрее! — закричала Нира или, быть может, только хотела закричать, потому что когда она открыла рот, из него вырвался лишь долгий стон боли, и пот выступил на коже.
Она видела, как ее принесли в каморку, чувствовала, как стало холодно, слышала, как отдали странный указ. Но совсем не знала, как ему подчиниться. Как она могла не ненавидеть дитя? Не желать смерти за все свои страдания? Издав каркающий вопль, О’Берн рванулась со своего ложа, выгнулась, задергалась. В руках и ногах вспыхнула нестерпимая боль, от которой вновь затошнило. Силы оставили. Чародейка вновь опустилась на жесткую поверхность, давящую на все проступившие кости.
«Ладно. Сдаюсь»
Жить она хотела. Страстно, отчаянно. Не из страха смерти, но страха умереть так глупо и ничтожно. Она хотела успеть куда больше, оставить в этом мире след более значимый, чем лишь безымянная мать для чудовища. Не могла принести все желания, страсти, амбиции в жертву ребенку. И если для того приходилось оставить жажду убить дитя… Меньшее зло, так ведь? Рыжая покорно закрыла пустые глаза, обнимая себя за тонкие и сухие плечи, если не полностью избавляясь от желания умертвить ребенка, то хотя бы упрятывая его так глубоко в свое сердце, как только могла. Приняла последствия его неисполнения на голову нетрезвую, но уж какая была.

Сцены зачатия и избавления от ребенка поразительным образом перекликались. Суматоха, страх, непонимание и беспомощность, касающаяся живота женщина, забытье – и пробуждение в одиночестве.
Она попыталась сесть. Ощущение тупой одеревенелости во всем теле сменилось болью так внезапно, что ее затошнило. Темная комната накренилась и поплыла. В голове стоял вязкий туман, и вспомнить, что произошло после прибытия в храм ей не удавалось.
Который теперь час? Какой день? Где она? Сон это или явь?
Нира с видимым трудом поднялась на четвереньки, вытерла нос предплечьем, глянула дурными глазами. Ее взгляд безучастно скользнул по незнакомой комнатке, остановился и ожил лишь при виде наполненного водой таза. Жрица с огромным трудом подползла к нему, свалившись с убогого ложа, схватилась трясущимися за чашку и принялась жадно пить оказавшийся там горький отвар. Захлебнулась, принялась кашлять и фыркать, плеваться и наконец, осушив всю чашку и даже зачерпнув ладонями воды из таза, села, прислонившись спиной к холодной стене. Вода стекала у нее по груди на плоский живот.
«Я жива»
Прокручивая бесконечно эту мысль по кругу, жрица притянула к себе мыло, оставленное полотенце и, смочив то в тёплой воде, принялась машинально обтирать восстановившееся тело. Она почему-то всё ещё жива. Она выносила за день чудовище, страшнее даже того, "встречу" с которым смогла пережить лишь бессмертная Ут-Матар, но неведомым образом осталась жива.
Зачем? Для чего? На что надеялись эти люди, сохраняя ей жизнь? Не из милосердия ведь. Милосерднее было бы добить.
Безопаснее было бы добить.
Грязь, кровь и пот были отмыты. Стереть воспоминания было сложнее. Держась за стену, нагая ведьма медленно поднялась. Вновь провела рукой по всем вернувшимся изгибам. Ни единого шрама, ни отвисшей на брюхе кожи, исполосованной следами растяжек. Никаких следов. Точно и не было ничего.
Но это было не так, она знала. Она выжила, но её всё равно получилось унизить, использовать и выкинуть, получив желаемое.
«Вот тебе и поборолась с пророчеством. Точно камень, выпущенный из пращи. Как высоко он взмывает! И как стремительно падает вниз под действием неумолимой силы гравитации»
В горле стало горько и больно. Значит, надо поплакать, подумала Нира, но глаза ее остались сухи как пепел. Все её слезы высохли, когда ребенок вытягивал из нее все соки. Выжглись, превратившись в пар на щеках.
Схватив висящее на стене скромное одеяние – а вот Цу Дэ ей предоставляла и ванну, и нормальное платье! – жрица, как смогла его запахнула и нарочито туго перевязала слишком широким поясом, подчёркивая тонкий стан. «Опять без белья». Расческа руками волосы. Среди зелёного тряпья, когда бывшего её платьем, нашла острый нож и спрятала в рукав. Вымеряя каждый шаг, чтоб не свалиться, добралась до двери. Она отворилась со скрипом, распилившим её мозг напополам тупой пилой. Оказалась на породе странной залы. Втянула густой травяной запах. Мрачно посмотрела на обнаружившегося Катсуро. Зачем он здесь? Это охрана? Но для нее ли? Или от нее?
— И что теперь?
«Что мне теперь делать?»
Вышвырнут ли ее из храма, ничего не сказав, как использованную обертку, или невежливо напомнят, что только что спасли ей жизнь и самое время за это расплатиться?
— Сколько прошло времени? Где мои слуга, страж и меч?
Безусловно, любая нормальная женщина сейчас бы с безумным огнем в глазах кинулась выспрашивать о ребенке, по-звериному воя просьбы, требования и угрозы, лишь его увидеть. Жрице было плевать. Человек, из которого только что вытащили ком паразитов, если и поинтересуется их дальнейшей судьбой, то разве что из праздного любопытства. А вот если вдруг проникнется к ним жгучей любовью, - ведь как так, они же были его частью, буквально плотью и кровью! – то прямая ему дорога к мозгоправам. Вот и у чародейки не было ни единой причины проникнуться теплыми чувствами к паразиту, которого носила всего сутки и от которого не получила ничего, кроме такого количества боли, которое не испытала за всю предыдущую жизнь.
И только один факт пробуждал легкое желание дитя найти.
Ее ценность.
То, сколь многим сильным мира сего был нужен этот отвратительный ребенок. Как весь мир на саму Ниру ради неё наплевал, решив использовать. И то зарождающееся жгучее, злобное желание не дать никому из них получить желаемое – как плата за ее унижение. Самое начало этой платы.
Но она не спросила. Хотела проверить – скажут ли сами.
Лишь молча взглянула на вернувшую прежний объем, но все еще слабую кисть руки. Пошевелила пальцами, пытаясь создать простенькую иллюзию золотой бабочки. А потом выдавить хоть искру уже неиллюзорного света.
«Что же, что же, что же?»


2 место - Генри

Привалившись плечом к стене коридора, Генри молча скользил ленивым взглядом по каждой из изысканных ловушек коридора. В общем-то вор все еще не собирался соваться вперед, но с каждым повторным осмотром полосы препятствий ему все больше казалось, что ее прохождение не составит для него никаких проблем. Действительно ли это было правдой, или бандиту в голову в очередной раз ударила самоуверенность – сказать было сложно. В любом случае, созерцание коридора вскоре наскучило мертвецу, и он с самодовольным хмыком направился было к дискутирующим товарищам, как вдруг в его голове проскочила абсолютно неуместная мыслишка:
“Как же я все это ненавижу!”
Появление странной мысли настолько ошарашило вора, что он резко встал на месте, словно деревянный истукан, и уставился вдаль пустыми круглыми глазами. Да, ситуация была не из приятных, но бандит побывал в бесчисленных стычках на порядок хуже… так от чего же ненависть? И от чего с каждой минутой негативная эмоция в голове мертвеца все меньше походила на злобу, и все больше на страх? Погруженный в раздумья мужчина даже не заметил, как его правая рука двинулась к выстукивающим чечетку зубам, и, наткнувшись на преграду в виде маски, принялась барабанить по костяной поверхности дрожащими пальцами.
“Какой же я дуралей! Нет, нам ни за что не пройти эту полосу смерти! Ни один бог, ни одно чудо не проведет нас через этот коридор живыми!”
Метнувшись взглядом в сторону излагающей свой план Бризы, Генри ошалело уставился на девушку, пропуская мимо ушей половину ее слов. Лишь одно убийца понял наверняка – мертвячка во что бы то ни стало хочет пройти через ужасные машины. Резким, отчасти звериным прыжком наемник подскочил к радужноволосой и, со всей силы ухватив ее за плечи, залепетал испуганным голоском:
- П-п-подожди, ты же это не серьезно, да? Это все шутка! Смешная, ооочень смешная шутка! Мы же не полезем в этот коридор? Правда?! – тут робкий лепет сменился надрывным высоким визгом, а мощные руки затрясли мертвячку туда-сюда, словно пытаясь выбить из нее ценную информацию, - Нас там на куски порубит! В фарш, м-м-мелкий мясной фарш… мы там все умрем! Снова!!!
Оставив в покое девушку, Генри сгорбился, запустил пальцы себе под капюшон и принялся маниакально ворошить шевелюру, лепеча под нос что-то невнятное. Продолжалась эта вакханалия до тех пор, пока убийца не услышал приказ Арчера. Моментально прекратив суету, вор посмотрел испуганным взглядом сначала на черноволосого протеже, затем на девочку, и, взвопив тонким от напряжения голосом, подхватил отправленную на верную смерть малышку под руки. Испытывающий острый приступ паники Генри все еще не контролировал свою силу, и Монти был заключен в могучие медвежие объятья, вполне способные сломать пару ребер даже взрослому человеку. Тиская девочку, словно какую-то тряпичную игрушку, убийца надрывно запричитал:
- Монти… постой, Монти, не уходи! Ты же погибнешь, прекрасное ты создание! – повернувшись к остальным приключенцам, наемник перевел дух и робко добавил, – Ребята, я… я правда думаю, что нам нужно успокоиться. Да, успокоиться, ииии… не идти в этот страшный коридор, полный опасных ловушек. Правда же хорошая идея?! Правда?!


2 место - Сарра Смитт

Странное чувство. То ли она тут самая трусливая, что как током бьет по нервам на каждом повороте, то ли все остальные попались до чертиков смелые... Они творили невесть что. Такое, что у Сарры разве волосы на голове не шевелились едва она хотя бы пыталась представить последствия, случись то, что уже случилось у нее на глазах, в единственном ей знакомом прежде мире.
Зачем Леандро никак не успокоится, а до последнего все продолжал нарываться, делать хуже и хуже, зачем Лэйта заговорил то, что могло их же всех подставить, как так и надо всуе, как Сильвара умела остаться спокойна - Сарра не понимала. В голове не укладывалось. Безумие какое-то. Да это просто чудо теперь, что зарвавшийся рогатый отделался жалкой выволочкой за кудряхи и срамными по ту сторону скалы утехами охотника на ведьм. И пусть бы так оно осталось, неба ради! Чтобы на этом все остановилось. Пусть так. Хотя бы так, если Леандро не перестаёт, а Дерик - не сподобится на новые чудеса мягкосердечия. Не мешать. Не сбивать. Не распалять по новой.
Сарра уже не верила, будто Леандро не понимал, что делает и чем оно может закончиться. Его же предупредили: раз, два, три - как об стену горох. И песком уже накормили, и по рукам надавали, словами сказали, и на животинке невинной пример показали, что, мол, бывает, когда лезешь на рожон не будучи в состоянии сам потом расхлебать - известное же дело, Что. Расхлебывают соседи. Друзья, мужья, родители и дети, даже если ты "не этого хотел" и "они же ни при чем". О последнем поинтересуются пост скриптум.
- Понятно. - тихо и кратко ответила Сарра, перехватив брошенный на нее подозрительный взгляд. Видимо, его сейчас тоже расспросить не получится, Лэйта не одарил ее многословием и быстро ушел заниматься вещами, Сильварой.
А Сарра - осталась у воды. Намочила ладонь, протерла холодной виски, кончила узел косынки на шее под волосами. Поднялась, а через пару секунд уже снова опускалась на землю, осторожно сползая спиной вниз по камню. Подтянула завернутые до пяток ноги коленками почти под подбородок, съежилась. Жутковато. Придерживая, умостила сверху на колени шляпу, одной рукой обняла себя за плечо, и обернулась следом за словами ведьмы к краю скалы.
Давно не давило на грудь такой тупой беспомощностью. Как там Лео... Лео - идиот. И, судя по замечанию Лэйта, это уже не впервые полностью определяло всё его "как". Но а она-то что может поделать? Гнев на себя перетянуть и ждать как её все ринутся спасать в порыве благодарности в такой заботливой компании - самоубийство. Бессмысленное и бестолковое. Только прислушаться к обрывкам голосов из-за скалы, не разобрать ни слова, но понять по интонациям, что там опять творится какая-то дрянь.


2 место - Рене Эскорца

Холодные ярость и злоба, горячие вера и уверенность - эмоции Рене сплелись вместе, сплавились, приняли форму остро наточенного клинка. Получалась этакая Гильотина-Два. Страшное мысленное оружие, предназначенное для безжалостного уничтожения противоестественных ментальных пут. Рене так и представляла себе отсвечивающее голубым лезвие этого воображаемого клинка: смертельно острое, зеркально-гладкое, ясное, искрящееся! Да с символом Цератеи, властительницы мыслей и дум людских!
И вот это чудесное эфемерное оружие, сотканное из обуревающих душу Инквизитора бурных эмоций, устремляется в направлении Кристи. "Вон из моей головы! Вон!"
Остриё врезается в невидимую стену. Проходит по несуществующему металлу тихая рябь, искажается священный герб богини знаний; клинок на мгновение изгибается дугой, а потом раскалывается, взрывается сотнями тысяч блестящих осколков. Будто и не металл то был, а хрупкое стекло. И вместе с клинком раскалывается от боли черепная коробка Рене, и девушка, запертая в глубинах собственного сознания, падает и корчится в агонии.
С какой унизительной лёгкостью розововолосая девчонка её усмирила! С какой наглой самоуверенностью пресекла отчаянную попытку защититься! С какой отвратительной, липкой цепкостью держалась она за незримые верёвочки, управляющие телом Эскорца!
Гремело эхо хлёстких слов Кристи - и с каждым из них в голову Рене будто вбивали новый гвоздь. С каждым вера и убеждения давали новую трещинку. "О Шестеро, нет, не может такого быть! Пантеон Багровой Церкви со мной! Это испытания! Я - орудие Шестерых, но почему, почему они с такой безразличной лёгкостью отдают меня в руки этого мерзостного существа... Она не ребёнок! Колдунья, скрывающаяся в чужом облике? Монстр, вроде той песчаной твари? Новое порождение магии, неизвестное учителям и школярам Инквизиции? Что она такое?!"
Порождённые страхом отражались от тесных стен временного обиталища разума Рене. Мешались друг с другом. Раздирали уши. Причиняли безумные страдания, от которых хотелось вопить, кричать во всё горло, пока не закровоточит глотка. Но она не могла кричать, как не могла заткнуть уши, как не могла сомкнуть остекленевших глаз... Её тело продолжало безмолвно двигаться вперед, подобно грубому механизму вроде мельничного жернова. Месили песок высокие сапоги, стучало мерно сердце, исправно дышали лёгкие; только лицо слегка исказилось в бессмысленной, животной гримасе. Но маска надёжно скрывала стекающую из уголка рта струйку слюны и сузившиеся до точек неподвижные зрачки.
Рене Эскорца осталась наедине со своим полнейшим, оглушающим бессилием. Наедине с пожравшей её тело магией. Наедине с осквернившей её разум ересью. И всё, что она могла - раз за разом повторять по кругу имена Шестерых.
А те и не думали ей отвечать.

0

217

https://preview.ibb.co/eJM6LG/image.jpg

1 место - Кристин Кливия

https://preview.ibb.co/jgp2nb/image.png

2 место - Юстина

https://preview.ibb.co/hzmQQG/image.jpg

0

218

https://image.ibb.co/ntVCfG/5.jpg

1 место - Дэвон

+

Эния
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874094_01.jpg
Тория
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874096_02.jpg
Маргарет
http://img.ii4.ru/images/2017/11/02/874099_03.jpg

2 место - Рунария

+

Фелнарис
http://img.ii4.ru/images/2017/11/30/891858_tumblr_mprfokS9sS1qgb4moo2_540.jpg
Блейкли
https://s18.postimg.org/e46vod549/image.jpg
Танталас
https://s18.postimg.org/5yotqe42h/image.jpg

3 место - Сарра Смитт

+

Кай
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/10.jpg
Айрисфиль
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/iea_211.jpg
Эвиан
https://i62.servimg.com/u/f62/19/78/72/27/az11.jpg

4 место - Уара

+

Ворган
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/oiaea10.jpg
Хэйд
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/oiaea11.jpg
Николос
https://i62.servimg.com/u/f62/19/81/11/30/10.jpg

5 место - Эвиан

+

Кибо
https://s8.postimg.org/jgpswcq7p/image.jpg
Шида
https://s8.postimg.org/dsji5gtl1/image.jpg
Ариса
http://img.ii4.ru/images/2017/11/30/892045_3.jpg

0

219

***

Финал, что посулила ей старушка, ведьму не пугал. Она никогда не питала надежду на счастливую старость, тем паче в этом мире. А положить жизнь ради цели эгоистичной, но великой… Если, возжаждав мести, она расплатится за неё рассудком и жизнью, то разве это будет так ужасно? Хуже, чем безропотно все забыть и оставить своих обидчиков безнаказанными? Хуже, чем стать смиренной и светлой, надеясь, что местное зло испугается проповедей и моральных трактатов о порядочной жизни?
Да дерьмо цена такому пути! Жрица желала мести, жрица желала платы. Двойной, тройной! Око за око? Нет! Оба ока за око! Зуб за зуб? О нет! Все зубы за зуб! Вот чего она хотела! Хотела видеть, как ее мучители воют от боли, и чтоб от воя этого лопались у них глазные яблоки! И только тогда она начнет спать спокойно, зная что больше они никого не обидят. Никому не будут опасны. Потому что как можно угрожать, не имея глаз? Не имея обеих рук? Как можно обидеть, если твои кишки волочатся по песку, а их содержимое впитывается в песок?
«Да и может она меня и вовсе попросту стращает удобными ей выдумками, ведь какой-то час назад при словах о "другой стороне" только глаза недоуменно таращила»
Жрица хмыкнула и посмотрела в глаза подошедшей к ней старушки. Но не со злостью и вызовом, а с усталой печалью.
— Выходит, я к свету должна прийти через страдания, а она – через любовь? Звучит несправедливо.
Решившись, ведьма неловко прижала ребенка к сердцу. Задумчиво вдохнула, пытаясь что-то почувствовать. Что-то доброе, что-то нежное. Но не потому что так прочувствовалась наставлениями Шики, а потому как даже сейчас в рыжей голове ютился своекорыстный интерес: коль это существо так могущественно и всеми желанно, то ей самой будет выгодно, если в нем проснутся сентиментальные чувства к матери…
Нира выдохнула. Иногда ей бывало от самой себя противно, но что поделать. А вот малышку было, наверное, жаль. Она ведь тоже не выбирала, у кого рождаться и не была виновата в том, что мать у неё – жесткосердечная мразь. Что одна, что вторая, и на обеих клейма ставить негде. Не выбирала она, должно быть, и того, с какими рождаться силами. Какими бы великими они ни были, лёгкой жизни не сулят: полмира ей будет лгать, желая подчинить и использовать, а другая половина – пытаться уничтожить.
«И я не хочу отдавать тебя ни тем, ни другим»
— Вы не отдадите? Вы уже присвоили её себе? А если она сама пожелает покинуть храм, то что тогда?
«Вернее, если я захочу увести ее»
— И Вы, увы, ошибаетесь. Нутро у неё уже темное. Она делала мне больно. Она без сожалений забрала бы мою жизнь. Она заставляла меня желать мерзких вещей. Она любит вкус человечины. Она была искренне рада, когда я без ее помощи… Не важно. Она темна от рождения, придется признать. А звать её будут Рианнон, как одну великую королеву. Не вижу я пока, правда, в ней ничего величественного или королевского, но коль весь мир так ее себе желает…
О’Берн пожала плечами и осторожно погладила чужую рыжеватую макушку. Быть может, любовь у ведьмы в душе все так же не появилась, но блеснула хотя бы искра сочувствия. Уже хоть что-то.
— Лучше скажите, что значит "жрица жизни". А то всякий раз этот "титул" обрастает новыми условиями, — почти невзначай наконец поинтересовалась чародейка, продолжая держать ребенка и гадая, проявит ли маленькое создание к ней интерес и не являются ли все эти ангельские улыбочки не по годам хитрыми ужимками.


Нира О’Берн.

0

220

http://i12.pixs.ru/storage/1/1/0/NoviygodBe_4995751_28779110.jpg

Автор - Леандро де Ромеро.

0

221

https://i62.servimg.com/u/f62/17/26/24/34/wqwwqw10.png

Рене Эскорца ищет:

1. Имя: Сау Эскорца, жен.; можно сделать Сау сокращением более длинного имени, если так угодно.
2. Раса: человек, возраст 26 лет
3. Характер: детали характера на усмотрение игрока, но это сформировавшаяся, серьёзная женщина, которая несколько лет провела на службе в Инквизиции Багровой Церкви и долгое время не гнушалась убивать и мучать еретиков, колдунов и нелюдей. Её взгляды, однако, в недавнем времени подверглись очень серьезному испытанию, и сейчас религиозность Сау может быть под большим вопросом, см. био
4. История: Сау - дочь благородного дома Эскорца, вместе с младшей сестрой Рене ушла в Инквизицию Багровой Церкви, где несколько лет развлекалась и на всю катушку отдавалась служению Шестерым божествам Церкви. Потом другая сестра, Ванда, самая старшая, закрутила интрижку с подобранным на улице полуэльфом, и когда кто-то об этом деле проболтался, дом Эскорца отлучили от Церкви, и соперничающие семьи воспользовались этим, чтобы его уничтожить. Сау и Рене находились на вылазке в старое эльфийское гетто, на них напали подкупленные провожатые, сёстры сражались отважно и сумели спасти свои шкуры, однако Сау получила тяжёлые раны в ноги и не могла идти. Рене посчитала, что сестре конец, и дала дёру, больше Сау никогда её не видела. Саму Сау спасли и выходили эльфы, притом остановили ей заражение крови посредством целительной магии, что серьезно пошатнуло религиозные устои и убеждения Сау. Выбравшись из гетто, она узнала, что её Дом уничтожен, что мать и отец мертвы, что "еретичка" Ванда сдалась на милость победителей и сгинула в казематах Багровой Церкви, а Рене считалась погибшей. Как и сама Сау. Сау изменила свою внешность, имя, залегла на дно, как-то выживала, не оставляя попыток всё-таки узнать наверняка, мертвы ли Ванда и Рене. Её расследование судьбы Рене чудом приводит её в разрушенный лепрозорий, в котором та пряталась целый год. Оттуда Сау достигает Врат - тех же самых, через которые прошла в Мистерию Рене, притом отстает от сестры на какую-то пару недель в Велтае, а переход в Мистерию сокращает временной разрыв еще сильнее.
5. Что могу обещать: богатые философские дискуссии между Рене и Сау на тему религиозных убеждений, сестринскую любовь, все дела. Опционально можно еще дать Сау рудиментарные магические способности, чтобы добавить пороху и в её переосознание самой себя как личности, и в отношения с Рене.


Подробнее...


https://i62.servimg.com/u/f62/17/26/24/34/wqwwqw10.png

0

222

http://img.ii4.ru/images/2018/01/03/913187_116.jpg

Если Вы в лесу теряясь, углядели меж елей,
Как бежала вереница ластоногих лось-кролей,
Не спешите к ним с размаху, приглядитесь кто глава -
Теневой скакун иль вовсе, бородатый Кай-скала?

Не идете с доброй миной, протараньте их с душой,
Иль снежками закидайте, не пускайте к ним покой!
Подношения принесите – шишки, борщик, эскимо,
И немножечко аджики с эльфом в роме, письмецо.

А в конверте указания, солнца луч, приятный бриз,
Пожелания благотворных дней, желаний на каприз.
Массажисточек мулаток, кисточки тентакли мыть,
И, конечно же, ворсинки щекотать и жадно грызть.

Про чердак не забывайте, обещайте больше сна,
На тунику сверх накиньте плащик Крампуса, иль два!
И алеющую шапку, где снежинки в ободок,
Нацепить придется силой, он ж атлант, два метра в рост!

А ольним рожкам с мехом, Ваккро будет рад всегда,
Только главное не сзади подойти, он егоза.
Даст одеть, пусть и не сразу, покусает, но любя,
Ссаданет с копыт так разом, вот ведь душенька, жива!

Он из тени, он из прыти, он свободы уголёк,
И наездник тьмой пленимый, лёд кастует словно бог.
Их надолго не удержишь - аура не знает сна,
Но риски, не пожалеешь, ведь победа так вкусна!

Растопи из тьмы сердечко, и копытцам дай огня,
Жаркий Новый Год навеки ты запомнишь, знаю я!
В общем, помните и бдите - подкупил, погладил, шмыг,
Ноги вовремя уносим, чтоб не стать закуской в миг!

Блейкли.

0

223

http://img.ii4.ru/images/2018/01/03/913196_117.jpg

1 место - Кристин Кливия

http://img.ii4.ru/images/2017/12/25/910805_korgi.jpg

2 место - Леандро де Ромеро

http://i12.pixs.ru/storage/6/0/4/psikjpg_3426019_28786604.jpg

3 место - Дэвон

http://img.ii4.ru/images/2017/12/18/908090_wtfdog.jpg

4 место - Шида Каин

https://pp.userapi.com/c840433/v840433999/33246/H71dy6O_O9I.jpg

5 место - Ханна

http://img.ii4.ru/images/2017/12/29/912440_dog.jpg

0

224

http://img.ii4.ru/images/2018/01/03/913201_118.jpg

1 место - Джайдан

Венец. Жена полная, страшная эльфийская блондинка в белом платье и фате, что подчеркивает её «фигуру». Жених демон, шесть рук, синяя кожа, рога, красные глаза в своей привычной красной тоге. Зал набит представителями стороны жениха и невесты.
«Что же я здесь делаю?» Задался вопросом Джайдан. «Союз между эльфами и людьми? Эй! Я представляю сторону людей? Каким боком это вышло? Что за создание темных ужасов стоит передо мной?» Демон осмотрел гостей. «Этих людей я впервые вижу! Что за дела?! И этих остроухих я не знаю! Как? Кто допустил это? Они всерьез считаю, что брак с демоном скрепит союз между ними? Что?!» Святой отец не терял время и сразу перешел к торжественной части скрепления союза.
-Эй-эй-эй! Может, я возражаю! – заявил рогатый.
- А как же наши дети дорогой? – спросила невеста. Её звали Эвелин. Так назвала её память синекожего.
- Какие дети?! Ты о чём?! – заорал Джай.
Как вдруг, как в каком-то кошмаре, в зал зашел ребенок – блондин, красные глаза, бледная кожа. «Ой, да ладно вам!» усомнился Джайдан. В след за пареньком зашла девочка – шатенка с синей кожей. «Эм… Я не верю.» Начал волноваться шестирукий. И уж напоследок зашел мальчик, с виду обычный эльф – блондин, острые уши всё при нем да вот только четыре руки исключение. «Убедили…» сдалось прохождение хаоса. «Я это делаю только ради детей, отнюдь не людей. Увольте!» Решился черт.
- Да, я беру её в жены. Я… Ну… Пошутил. – Оправдаться демон, а его никто и не упрекнул за такую выходку. Всё сидели как ни в чём не бывало, словно глухие.
И тут церемония пролетела в один миг. Демон очухался на кровати в закрытой комнате с невестой. Брачная ночь. Что тут рассказывать. Давайте, лучше опустим подробности. Думаю, будет достаточно мыслей жениха. «Я сильный демон, но боже, сколько же она весит! У меня будет четвертый?!... Завтра будет новый день. Завтра будет новый день…»
И тот день настал. Торжественный обед среди семьи слабой половинки (Хотя, кто тут ещё слабый?). А людей вовсе след простыл. Один Джайдан всё сидит и смотрит на трапезу остроухих и своих детей, с взглядом, будто он видел всё и рабство было куда приятнее нынешней ситуации. Демон, так и не притронулся к еде. Но вот дела, его младший четырёхрукий сын, отбросив еду, притронулся к отцовскому кадилу, что свисало с руки. Все гости затаили дыхание, а жена Эвелин, бросив всё, припахала к любимому, крепко обняв и гладят по голове со словами.
- Всё хорошо, милый, никто не желает тебе зла. Всё хорошо. – Тут жирная покасилась на отпрысков. – Дети, никогда не трогайте кадило отца – прошептала она
- Жена, всё хорошо. – ответил Джай, но та продолжала его гладить и обнимать ещё достаточно, чтобы зародить сомнения в рогатом о экцинденте.
После радушного приема, синекожий подошел к отцу своей суженной и спросил
- А вас не волнует, что я демон, представляющий людей?
Ответ был непредсказуемый и чуточку обидным.
- Нет. Чудовище вышло за чудовище. Разве это плохо? Меньше забот.
И тут синекожий не стал продолжать дискуссию. Похоже это никого не волновало. Всё это подталкивало на глубокую мысль.
Очередная ночь бессонницы и размышлений перед новым днем прошла в миг и вот до здравствует семейная жизнь! Рогатый вспомнил имена своих деток. Старший – Асмодей, младший – Аридель, дочку звали Джайна. Имена детям давал точно он сам, Джайдан в этом не сомневался. Утром же Аридель вытащил своего отца на задний двор поместья, под предлогом очередных тренировки. Мальчик учился мариторике своих рук. Хоть у него было на одну пару рук меньше чем у папы, но это все равно давалось ему с трудом. Занятие у него было простым. Нашинковать овощей на салат-завтрак маме. Два дела, так сказать. У мальчика получалось плохо, хоть и не спеша, но он кромсал большими кусками и криво. Джайдан молча смотрел на мальца. Это всё было безнадежно и вызывало только стыд и злость у шестирукого.
- Что ты творишь?! Не качай руками по сторонам! Держи ровно, а то ты так наискось и режешь!
Мальчик повесил голову от критики и решился показаться отцу, что он может. Ускорился и в итоге нечаянно порезался. Отбросив всё в сторону, сунул порезанный палец в рот.
- Бездарь – Обозвался Асмодей выглядывая из-за угла. На что Аридель вовсе разревелся и убежал в дом. Джай томно вздохнул подошел к старшему.
-Зачем ты его обозвал?
- А разве ты не хотел его так назвать? И вообще, отвали от меня чудовище! – с этими словами парень ушел с территории поместья. Рогатый не стал за ним бежать. Пускай остынет. Демон вернулся в дом и уселся медитировать возле камина, словно ничего не произошло. К вечеру домой вернулась дочка, вся в слезах. Она долго сидела прижавшись к отцу, но тот не обращал на неё внимания. В итоге она перестала ныть и ушла к себе в комнату. Дело к ночи. Синекожий не желал возвращаться к себе в ложе, вспоминая жену. Вдруг раздался бас Эвелин и Джайдану пришлось идти к ней.
На следующее утро на пороге пожаловали гости. Это были друзья Кайл, Кайн и Кловер. Пришли поздравить новобрачных, но Джай разогнал всех своим посохом, расценив это как издевательство.
- Кто там, дорогой? – раздался бас сверху.
- Мои друзья, но они уже уходят! – ответил демон. «Церемониться ещё с ними. Ага, щас!»
- Жаль. А я так хотела увидеть их. Ты мне столько про них рассказывал. – Расстроилась жена. «Рассказывал? Не-е-е… Не может быть!»
То ли ещё будет. Но и этот день не оказался выдающимся всё повторялось. Нытье и выходки детей, как обычно. И вот прошла неделя другая и демон уже начал привыкать к этому, даже к своей женушке. И вот через долгий срок Джайдан решился прогуляться по городу где их поместье. Демон шлялся не долго, как увидел знакомое человеческое лицо, что было на свадьбе представляя его сторону. Погоня долго не длилась шестирокий схватил дядьку и потащил в закоулок. Оказалось, что он был организатором. У Джая загорелись глаза от желания убить засранца. Но уже душа свою жертву рогатый задумался. Разве это не его шанс начать жизнь о которой он так мечтал. Не лучшую если подумать о Эвелин, но это было лучше чем всё что с ним случалось за последние пять сот лет. Демон разжал свою хватку, выпустив жертву и плюнул в его сторону.
- Не попадайся мне на глаза, мерзавец. Целее будешь. – с этими словами демон пошёл назад домой. По пути ему удалось увидеть Асмодея. Сын стоял в стороне от всех ребят, что веселились в парке и косился на них с презрением. Это было занятно. «Стоит поговорить об этом дома.» Дома черт уселся снова медитировать ожидая дочурку. Всё было по расписанию, можно было по ней даже время отмерять. Уж на этот раз Джайдан решил не молчать.
- Что стреслось, моя дорогая? Ты каждый раз здесь в слезах.
- Меня обзывают и кидаются камнями. – выдавила из себя Джайна через слезы.
- Правда? Я тоже чудище и что с того? Ты погляди, у меня есть вы и ваша мама. Просто делай, что можешь лучше всего и рано или поздно у тебя появятся единомышленники. Вот, скажи, что ты делаешь хорошо?
- Рисую. – сказала девочка, доставая и протягивая альбом отцу. Джайдан открыл первую страницу и обомлел. Он долго разглядывал творчество дочери и уж только потом решил полистать ещё, так сказать убедиться. Демон свесил челюсть от удивления.
- Ты хоть кому-нибудь показывала?!
- Нет. Ты первый, папа.
- Знаешь, я не знаток, но на сколько я знаю у эльфов ценится прекрасное. Уж раз я, недальновидный демон не устоял, что стоит говорить о эльфах? Тебе стоит показать это учителям рисования.
- Правда? Я боялась, что никому не понравится. – успокоилась Джайна
- Это просто замечательно! Правда! И не когда не плачь. Не показывай слабость никому. Ты молодец. – Похвалил дочурку рогатый. И все ушли к себе на ночь. Хоть, кое-кто делал это через силу.
Новый день снова тренировка с Ариделем. На этот раз шестирукий взялся за четыре руки сына и стал медленно направлять их, постепенно ускоряясь, а после и вовсе опустив. Мальчик поймал ритм и уже сам справлялся с двумя ножами и четырьмя руками.
- Ну вот, всё просто. А ты волновался. Скоро будешь совсем как я.
- Как ты?! Честно, пап. И даже с таким же кадилом?! – поле последнего слова на заднем дворе стало тише обычного. Ветер застыл, деревья словно замерзли, птицы замолчали, насекомые спрятались. Всё что-то ожидали. Что-то недоброе. Время словно замерло. Судя по всему, даже Аридель уже пожалел от сказанного и зажался, готовясь к этому чему-то. Джайдан смог ощутить эту странную обстановку. «Что за дела?» Демон пошёл к сыну положив ему руку на плечо.
- Да, и с таким кадилом как у меня! Скоро не только овощи кромсать сможешь. – И время словно вновь потекло. Природа словно проснулась. На том тренировка кончилась. Рогатый направился на поиски Асмодея в город. Долго искать не пришлось. Он был в парке, так же отстранено в углу.
- Что ты тут забыл? – подошел к старшему сыну демон.
- Хотел задать тебе тот же вопрос. Отвали. Не твоего ума дело. – брыкался сынуля.
- Да ладно! Я твой отец как ни как. Ты постоянно тут стоишь и смотришь на сверстников. Почему бы не пойти к ним?
- У меня нет друзей и никогда не будет. Не вижу в этом смысла.
- А ты пробывал знакомиться? Я соглашусь, иногда друзья бывают назойливы и ты от них устаешь, но это не повод быть одному.
- Сколько тебе лет, отец. Ты не думал, что ты живешь очень долго и всё твои друзья и родные когда-нибудь умрут и ты останешься один?
- Я давно размышлял над этим. И что с того? Ты боишься их потерять? Это не повод терять просто так своё время. Проведи его в компании. В тебе течет кровь могучего демона! Иди собери уже тех жалких смертных и валите разбивать окна камнями да тянуть кошек за хвосты. Джайдан толкнул сына в плечо. Тот вздохнул, огрызнулся обозвав отца и пошёл к шпане. Судя по активной дискуссии у них там те пожали руку Асмодею и побежали баловаться и дебоширить.
Да я прям фея кокая-то… - сравнил себя демон. Всё удавалось и день подходил к концу. «Замечательно получилось. Отцом быть легко.»
- Джайдан, дорогой, поднимись ко мне. – Раздался бас сверху как шестирукий переступил порог. От этого стало аж не по себе. Как она узнала, что это он? Да, не всё шло По плану рогатого. Хотя всё, просто это он забыл и не планировал. Джай аж передернулся от мысли грядущего, поднимаясь к себе. Жена валялась в кровати камнем.
- Я толстая? – сразу спросила она. Демон не разбирался в отношениях в целом, но даже он знал, что лучше не отвечать правдой на такое.
- С чего ты взяла?! Ты моя единственна. Я бы не вышел за тебя.
- Я уже думала, что только я люблю тебя, а ты женился по расчету.
- С чего ты такое взяла! У нас прекрасные дети. Всё налаживается, я постарался.
- Я сяду на диету ради тебя. Больше никакого мяса! Иди ко мне мой многоручка.
«Она ела мясо? Эльф?..» подумал демон. «Ну, отец я хороший. Четверо, так четверо!» и запрыгнуть на кровать.
Ночью в спустившись к камину, Джайдан увидел свет у дочки в комнате. Та не спала. Джай зашел, а та рисовала во всю. Оказалось, что у неё в комнате целая оранжерея. Демон подкрался и закрыл дочурке глаза. Та приятно удивилась развернулась на табуретке смеясь.
- Меня взяли в зодчие! - Заявила она.
- Это же потрясающе! Я горжусь тобой. – Похвалил отец. Как вдруг девочка повесила голову, словно заснула. И через миг выпрямилась и схватила одну руку Джая.
- Привет Джайдан. Это я Джайна. Не твоя дочка. – сказала девочка голосом сестры шестирукого, улыбаясь ему.
- Джайна! Это ты? Я совсем забыл про тебя. Я прошу прощения за всё! Вернись, прошу! – обратился тот в ответ. Видно имена демон раздавал неспроста такие и совпадением это не было.
- Я прощаю тебя братик. Не волнуйся за меня. Я в лучшем из миров и от сюда наблюдаю за тобой. Я очень рада, что у тебя всё наладилось. Живи дальше. - Демон упал на колени обнимая дочь.
- Пап, что случилось?.. Ты плачешь?

0

225

***

А ей уже всё было до этой самой... До лампады. Лишь бы дотащить новоявленного папу куда надо, и сделать это так, чтобы он как можно быстрее пришел в себя. Чтобы Дерик жил; и будь благословенна его ложь! Под маской дочери Сарра могла теперь позволить себе больше и претендовать на полное к такому "больше" право. Во всяком случае, в отношении охотника и своих попыток ему помочь. Без лишних оправданий и лишних объяснений, пока не найдет глотка воды, тени, прохлады - подзарядки иссушенных телесных сил, чтобы вернуть себе к подобным словесным изыскам бодрость.
- Сильвара... - ремень на поясе тем временем впился в живот, натянутый Рамотой. И хотя скорости от этого действительно прибавилось, но удобства... просто ох. - Силь... - повторила Сарра еще раз. Она слышала обрывки елейных уговоров, - Ну,.. Вы пока занесете, уложите, Магму... - покосилась на шкодливые лошадиные глазенки, и осеклась, не договорив. Да ну к черту, её все равно никто не послушает.
Хорошо, путь до таверны оказался не длинным.
- Пусти, - освобождаясь из хвата клыкастой морды уже у порога, на всякий случай попросила Сарра еще и словами. Оправила вниз поднявшийся близ натянутого пояса подол, обернулась по сторонам: с чего дальше начинать? И лишь очи горе, поджав губы, возвела, когда у волка вдруг крышечку на санях перед входом заклинило. Нет, все хорошо. Пусть он их забирает, хоть запрягает, хоть долгоносиком себя вообразит и ам-ням-ням. Но Дерик! Человека раненного, умирающего почти, да при его собственной с ума сходящей от волнения "дочери" зачем при этом тискать с руки на руку, как чихуахуа?!
Дослушивать его восторги она не стала. Просто не смогла, побоялась одернуть, а это к добру не приведет. Сарра еще несколько долгих секунд ошарашенно слушала волчьи излияния, а потом, нетерпеливо изломив бровь, обернулась к калеке. И молча юркнула внутрь, где уже не оборачиваясь по сторонами ни на людей, ни на оборотней с кошачьими головами, по прямой протопала к стойке, у какой обычно гостям наливают хмельное, окликнула:
- Хозяевам прибытка! - кто там занимается кружками: он или она - рассмотреть прежде не успела. Но по опыту известной ей таверны Сарра знала: пока открыто, при бочках с элем, брагой и вином кто-нибудь находится всегда. - Магма. Вы же знаете имя? Нам нужно... - "...её" - Или "его"? Все равно не проговорила: голос скомкался, пол под ногами пошатывался, - ...увидеть.


Сарра Смитт.

0

226

http://img.ii4.ru/images/2017/12/30/912676_Gost_dog_end.jpg

Автор - Николос Кливия.

0

227

***

Каменные монстры были свирепы и удивительно быстры, но Арчеру пока везло и удавалось вовремя отпрыгивать от их атак, размахивая бесполезными крыльями. Юноша весь запыхался и взмок, пытаясь одновременно уворачиваться от оживших статуй и гоняться за летающим по всему храму платком. Его ткань оказалась довольно лёгкой и радостно порхала тут и там, поднимаясь в вихрях воздуха создаваемых руками гигантов, и никак не хотела возвращаться к хозяину.
- Ну!...Есть! – вскрикнул юноша, словив платок и тут же пихая его край себе в зубы, для надежности удержания. Рот моментально заполнился отвратительным привкусом испорченного глаза, недавно обёрнутого в эту ткань. Пересилив рвотный позыв, разноглазый рванул к спасительной купели и, ещё не успев взять должный разгон, запнулся о предательский выступ одной из квадратных плит пола. Арчер только и успел подумать, что сейчас расшибёт себе лицо и белый некогда платок станет красным от его крови, но не тут то было. Взметнувшиеся вверх крылья, в надежде поймать потерянное равновесие, помогли парню взлететь. Но как-то странно взлететь. В полёте красноглазого вертело так, что ему показалось, будто он попал в эпицентр урагана, кувыркаясь там как ненормальный. Боль в крыле, которое как оказалось задел один из гигантов, дала о себе знать мгновением позже.
Плюхнувшись в источник, парень быстро очухался и поспешил вынырнуть, резко поднимая голову и вскрикивая от накатившей боли, выпуская свой белый платок, спазмом зажатый в зубах. Что там было с рукой-крылом непонятно. Сейчас его чертовски жгло болью и невозможно было понять, сильный ли это ушиб или что хлеще.
Стряхнув с лица и волос воду парой резких движений, Арчер поднял глаза вверх, посмотреть за реакцией статуй, а вместо них увидел, что на него летит тело. Без сомнений – это тело принадлежало трупу-наёмнику, которому в святую воду никак было нельзя.
- А-а-а! – протяжно и растерянно воскликнул он, пытаясь за пару секунд придумать, что делать. Кажется мужика по любому надо было ловить грудью, но занятие это весьма неприятное и болезненное.
«Может не долетит?» - в надежде подумалось парню, напряженно впившемуся глазами в живой снаряд. Как бы не хотелось, но он был готов поймать его, если что.


Арчер.

0

228

https://i62.servimg.com/u/f62/17/26/24/34/12687610.jpg

Автор - Нира О’Берн

0

229

http://img.ii4.ru/images/2018/02/05/980306_121.jpg

Дешёвенькие электронные часы Гены Попова показывают одиннадцать часов пятьдесят пять минут. И дату показывают: двадцать четвёртое декабря две тысячи семнадцатого года. Он спешит домой. Плотное пальто совсем промокло от ударившего ближе к ночи ливня, грязные туфли печально шлёпают по грязи и лужам, руки в старых перчатках отчаянно сжимают бумажный пакет с давно уже остывшей курицей гриль. Её слабый запах заманчиво щекочет ноздри Геннадия; ему так и хочется усесться прямо вот тут, в проулке, вынуть курицу и съесть на месте, а не тащиться домой от станции метро ещё минут пятнадцать. Но под дождём есть несподручно.
Район у Гены хороший. Он не боится срезать дорогу окольными путями, мимо обречённых на снос старых домов, что пялятся на пустую улицу разбитыми окнами. Может, пару кварталов и стоит облагородить, но всему своё время; пока что он просто благодарен, что локальное подразделение полиции не дремлет, и уличной шпаны тут не встретить. А потому он бодро шагает вперёд. Уютная квартира уже совсем недалеко, а там его ждут любимый сын и верный английский бульдог по кличке Генри. Поужинать, отправить пару писем, и завалиться наконец спать…
Из подъезда справа выступает фигура. Массивная. Невозможная. Настолько фантастическая и гротескная, что Попов резко тормозит и таращится во все глаза на незнакомца. Его усталое сознание отчаянно пытается понять: где же глаза ошиблись? Что же тут не так? Что за игра теней такая?
Это не игра теней, не ошибка, не иллюзия и не глупая шутка.
Это арахнотавр Рехста, волею неведомых сил оказавшаяся в Москве двадцать первого века.
Пятнадцатью минутами позже Гена Попов навсегда пропадает из нашей истории; на мокром асфальте валяется сброшенное на бегу пальто. Рехста уже вернулась в своё логово в разрушенном здании. Она завтракает. В отличие от большинства людей, приёмы пищи каждый день она классифицирует по их очерёдности, а не по времени суток, и, так как на сегодня это первый, она считает его завтраком. Часов у неё всё равно нет.
Холодная поповская курица исчезает в считанные мгновения; голодному арахнотавру её мало. Она обгладывает косточки добела, хрустит хрящиками, слизывает с фольги мутные капли жира. Запивает. Для сбора дождевой влаги она использует кусок шерстяной ткани, к которому потом присасывается, как к губке. Это в Цералин так принято делать. На её родине.
Рехста оказалась в Москве (название города она узнала у одного из крайне перепуганных местных) три дня назад; просто взяла и проснулась в чужом, незнакомом городе. Городе, который работал по непонятным ей законам. Городе, который уже успел её изменить. Она глядела украдкой из окон на проносящихся по улицам металлических монстров и откуда-то знала, что это всего лишь бесчувственные машины с двигателями внутреннего сгорания вместо сердец, и служат они банальными средствами передвижения. Она знала, что в ходу тут рубли, что жители носят одежду из синтетических тканей, знала фамилию президента и знала, что его скоро будут перевыбирать. В её голове было слишком много незнакомых, чужих, совершенно бессмысленных знаний об этом мире.
А вот этот мир о ней не знал совсем ничего. Как не знал мужчина, у которого она отобрала курицу, пригрозив Жаждущей. Жаждущая! Её смертоносное оружие было по-прежнему остро, и всё же Рехста знала, что для местных сил правопорядка оно – что-то на уровне детской игрушки.
Столько полезной информации об этом городе! Только вот что с ней делать, если единственная причина, по которой тебя ещё не обнаружили – то, что свидетелям твоего существования, скорее всего, никто не верит?..
Куриные кости Рехста завернула в фольгу и отложила: можно будет потом сделать бульон. Прожить на нём ещё пару дней. Потом отобрать ещё одну курицу у другого неудачливого ночного прохожего.
Сколько, интересно, она протянет?
Арахнотавр подогнула под себя ноги, опустилась у стены и прикорнула, подложив под голову свёрнутый белый плащ. Но сегодня ей не суждено было долго спать.

По следам Гены Попова шёл ещё один человек. Он был высок, молод и беловолос. На его довольном юношеском лице играла довольная улыбка. Одет он был в длинный тёмно-красный дождевик поверх строгого костюма; в правой руке держал полосатый зонтик.
Мужчина прошествовал к месту ограбления Геннадия, резко повернулся на каблуках и прошествовал в подъезд заброшенного дома.

Параноидальная и измученная Рехста спать хорошо попросту не могла; сочетание этого факта и природной чуткости помогли ей проснуться резко и вовремя. Она вскочила, подняла голову, огляделась. Термолокация сразу обнаружила вторгшегося в её логово мужчину. Он стоял в дверном проёме в дальнем конце помещения и смотрел на неё. Полосатый зонтик, уже сложенный, незнакомец использовал как трость.
- Кто ты такой? – выпалила Рехста, поднимая с пола Жаждущую.
- Зови меня Мал, - улыбнулся он, бесстрашно шагая вперёд. – Я исполняю желания, и мне не терпится услышать, какие желания есть у тебя.
- Ты видишь, с кем говоришь? – иронично поинтересовалась она, разминая все восемь ног.
- Вижу. С родственной душой. – Кивнул Мал. – Я такой же, как ты. Я не отсюда.
Он заинтересовал её. Может и лгал, конечно…но, по крайней мере, он знал, что помимо “здесь”, было и “не здесь”, в которое ей так сильно хотелось вернуться.
- Я хочу покинуть этот город, - устало выговорила она. – Расскажи мне, как?
- Ты хочешь покинуть этот мир, и ты не сможешь, - печально покачал он головой. – Тебя слишком многие прочитали, Рехста из Цералин.
- Меня прочитали? – ошарашенно выговорила она.
- Да. Но сначала тебя, конечно, написали, и именно своего автора ты должна винить в происшедшем. – улыбнулся он. – С его лёгкой руки ты и оказалась в Москве. Ох, нелегко же тебя было найти!
- Меня ищут? Зачем? – недоуменно переспросила она. – Что вообще за бред ты несешь?
Мал пожал плечами.
- Я тебя искал, чтобы что-то тебе предложить. Чего ты хочешь? Я с радостью тебя к этому приведу. Поверь, тебе лучше пойти со мной, потому что ищу тебя не только я. Я желаю исполнить твоё желание. Другие из наших захотят, чтобы уже ты работала на них.
- Ты понимаешь, как это всё звучит?
- Слишком хорошо. – Скривил губы Мал. – Я ведь был на твоём месте. Но чего ты хочешь, Рехста?
Она задержалась с ответом.
- Ты говоришь, в моём появлении тут кто-то был виноват? Отведи меня к нему. – Потребовала она.

Удивительное дело: им почти никто по пути не встретился, а те, кто встретился, по большей части крестились и убегали. Вероятно, стремились поскорее завалиться в постель или напиться, чтобы проще было себя убедить в нереальности увиденного. Рехста им завидовала: она тоже сейчас была бы совсем не прочь надраться.
Мал многое ей рассказал по пути, и чем дольше он говорил, тем хуже ей становилось. По словам франтоватого мужчины, её на самом деле не существовало. Она была персонажем из то ли мифа, то ли легенды. Персонажем, в которого кто-то слишком сильно поверил, и теперь, покуда этот кто-то был жив, исчезнуть отсюда она не могла.
- Есть способы попроще покончить с собой, - подмигнул ей Мал. – Пришли.
Они стояли перед высоченным цилиндрообразным зданием, прямо на углу перекрёстка двух дорог для металлических монстров на колёсном ходу. “Автомобилей. Уже пора бы и привыкнуть”. Проезжающая машина мигнула фарами и помчалась прочь на совершенно небезопасной скорости; у Рехсты возникло впечатление, что сидящий внутри человек нарушил целую серию правил.
- Там консьерж, - пояснил Мал. – Позволь мне попросить его нас впустить.
Франт подошёл вплотную к двойному ряду застеклённых дверей и принялся стучаться. Открыть-то ему открыли, да вот только как только к дверям подошла Рехста, находящийся внутри мужчина в чёрной форме вытаращил глаза и упал в обморок. Внутрь у арахнотавра пролезть получилось с превеликим трудом, проём был рассчитан только на человека.
- Нам надо будет подняться на лифте, - пояснил Мал. - Ты уже знаешь, что это такое?
- Я знаю столько всего, что уже не понимаю, какие из моих знаний со мной с рождения… - пробурчала Рехста. – Почему ты мне помогаешь, Мал?
Лифт пришлось вызвать самый большой, предназначенный для перевозки грузов. И туда она залезла с трудом. Малу пришлось потесниться и всё равно он оказался зажат меж её ног.
- Такая уж у меня натура. Я предлагаю людям возможности и осуществляю их. Меня любят. Это придаёт мне силы. – пожал он плечами. – Ты скоро поймешь.
- И ты ничего не хочешь от меня взамен?
- Зачем такие меркантильные формальности? Это с людьми я заключаю договоры на крови. С тобой такой фокус не пройдет. Прошьешь ведь сразу насквозь своей иглой. – указал он на Жаждущую. – Нажми кнопку “21”, пожалуйста. Там стёрлось, но ты её найдешь по положению на доске.
Лифт потрясло с минуту, потом дверцы разъехались.
- Квартира…
- …девяносто вторая, - закончила за него Рехста и устремилась по коридору, задевая ногами и руками стены. Её сердце сжимала леденящая душу ярость.
Дверь открылась после того, как она уже в третий раз протарабанила по ней злую дробь. В проёме появился худой, кудрявый юноша в зелёной футболке.
Рехста его убила, не тратя время на разговоры. Пробила грудь Жаждущей, провернула для верности несколько раз, стряхнула труп себе под ноги и на всякий случай нанесла контрольный удар ногой в голову. Вздохнула. Посмотрела выжидающе на Мала.
- Почему я ещё тут? – гневно поинтересовалась она.
- Послушай, но мало же только его убить, - заблеял её спутник, с ужасом глядя на растущую лужу крови. – Ты же понимаешь, что он не только тебя написал, он и распространить это успел. Тебя слишком многие прочитали, помнишь? Ты тут крепко застряла. Ты что-то поспешила…
Цералинка замахнулась. Мала как ветром сдуло. Усталая и разъярённая, она зашла в жилище мертвеца и захлопнула за собой дверь.
Присвистнула. Сердце стучало, как угорелое. Рехста процокала по гладкому полу внутрь, обнаружила на низеньком столике большую чёрную банку с незнакомой надписью и эмблемой в виде золотой арфы. Потянула носом. Одобрительно хрюкнула и отпила. Немедленно скривилась, выплюнула, вылила остатки жидкости на труп.
- Гадость ужасную пьёшь, - прокомментировала она.
По-хорошему пора было валить отсюда. И Мала неплохо бы вернуть, у неё есть ещё вопросы. Она даже вернулась к входной двери, открыла, выглянула: нет, пусто. Собиралась захлопнуть обратно, но тут пискнул лифт. Мгновение – и коридор наполнился людьми в чёрных костюмах и чёрных же очках. У всех в руках было огнестрельное оружие. Чужая память услужливо напомнила о его опасности. Рехста зарычала, но эсток бросила.

Её вывели наружу и немедленно запихнули в закрытый кузов поистине огромного чёрного автомобиля. Повезли. Рехста не бунтовала. Если её на самом деле не существовало, то, может, и смысла не было как-то чему-то сопротивляться. Она пробовала спрашивать, куда её везут и куда подевался Мал, но ответа не получила. Эсток у неё отобрали, даже почистить не дали.
Поездка продолжалась не меньше получаса, а потом Рехсту выгрузили и под прицелами автоматов загнали в длинное, низкое здание с округлой крышей. Ангар? Склад? Её определённо вытащили за пределы густонаселённых районов города. Арахнотавр с интересом оглянулась: всё же какая-никакая, а смена обстановки, да и воздух свежий. Жалко, что она не успела обыскать квартиру убиенного паренька на предмет наличия пищи.
Ангар был уставлен какими-то контейнерами, ящиками, техникой и цистернами: оружия ей не вернули, и ничего, что в качестве такового могло бы сгодиться, она не видела. Хотелось пить. Алкоголя. Она пожалела, что вылила мерзкое горькое пойло из чёрной банки с золотой арфой, надо было перетерпеть и допить. Градус там, конечно, низкий, но Рехста по опыту знала: её настроение напрямую зависит от концентрации спирта в крови, и, если бы та сейчас была хотя бы на пару процентов повыше, ей было бы значительно веселее.
А сейчас телом завладела туповатая апатия. Может, Рехста и была чьим-то вымыслом, только вот происходящее сейчас на дешёвую и глупую фантазию походило куда сильнее, чем вся её жизнь до прибытия в Москву. “Попала чёрт пойми куда и не могу ни в чём разобраться. Я – попаданка. Слово-то какое дурацкое получается!”
Слух и термолокация одновременно оповестили её о том, что в ангаре открылась боковая дверь. Показалось несколько человек. Двое – мужчина и женщина в уже знакомой чёрной форме – остались у двери с автоматами наперевес. Третья - невысокая, прямо-таки миниатюрная рыжеволосая дамочка в тёплом тёмно-синем плаще, брюках и сапогах на толстом каблуке - уверенным шагом направилась прямо к Рехсте. Приблизилась она на расстояние порядка пары метров. Придирчиво осмотрела арахнотавра живыми синими глазами. Поджала губы, вздёрнула бровь. Рехста плохо оценивала людской возраст на глаз, но незнакомка была старше её.
- Привет, - настороженно бросила цералинка, пробуя лёд. – Вы кто?
- Меня зовут Нира, - просто отвечала женщина. Голос у Ниры был приятный. Он располагал. Рыжеволосая вообще обладала крайне располагающей внешностью. – А ты, значит, Рехста.
Арахнотавр незамедлительно соединила точки в логическую цепочку.
- Ты тоже не отсюда, - повторила она услышанную недавно формулировку. – Как я. И Мал этот.
- Амалур? – рассмеялась её собеседница с нотками презрения. – Умоляю! Я совершенно точно совсем не как Амалур. Но ты права, мы все тут оказались примерно одним и тем же образом.
- А эти, с тобой, тоже не отсюда?
- Нет, эти – здешние. Они на меня работают.
- А Мал… Амалур…
- Нет, он – сам по себе, как и большая часть наших с тобою собратьев по несчастью, - вздохнула Нира. – Хотя, по правде говоря, отыскала я тебя благодаря нему. У меня за ним слежка.
- А зачем ты меня искала? – туповато поинтересовалась Рехста. – Он вот желание мне хотел исполнить. Ты тоже исполняешь желания? 
“И предупреждал, что какие-то другие будут хотеть, чтобы я работала на них…”
- Да. Преимущественно – свои. – подмигнула ей Нира. – Тебе, на самом деле, повезло. Если бы не я, тебя бы уже на следующий день наконец обнаружили московские полицейские, а уж что бы там дальше с тобой случилось, и представить страшно! Тут либо расстрел, либо вечность в стенах биолаборатории за семью замками!
- Спасибо, - нехотя выдавила из себя Рехста, скосив глаза на телохранителей у двери. Благодарность была неискренней, но какой смысл артачиться? От этой парочки и их автоматов исходила явственная угроза. Она не слишком хорошо сочеталась с обаятельностью рыжеволосой крошки, и цералинка пока не знала, принимать ли присутствие ребят с оружием за недвусмысленный намёк или необходимую предосторожность со стороны собеседницы. – Так почему я всё-таки здесь тогда?..
Пухлые губы Ниры опять изогнулись в улыбке. Цералинка никак не могла разобрать, приветливая она или издевательская.
- Потому что я считаю, что нам стоит держаться вместе. Нам, нездешним. Проявляю гостеприимство по отношению к ещё одной незадачливой гостье этого странного и чужого мира.
Рехста ей, конечно, не поверила. Нира наверняка на это и не рассчитывала: улыбка на её лице растягивалась всё шире и шире.
- На самом деле я, конечно, просто предпочитаю держать таких как ты, на виду. – озвучила рыжеволосая очевидную, в общем-то, мысль. – Иногда вы представляете угрозу, иногда – полезную информацию, иногда из вас получается хорошее подспорье. Я прочитала твоё досье, Рехста, и мне кажется, что ты относишься к третьему случаю.
- Моё досье? – туповато переспросила Рехста.
- Ну да. – Нира запустила изящную руку, затянутую в гладкую кожаную перчатку, в сумочку, и выудила оттуда несколько сцепленных и сложенных вдвое листов бумаги. – Почитай вот, кстати.
Рехста приняла листы бумаги так, как будто это была ядовитая змея. Открыла. Пробежалась по словам глазами. И с каждым новым словом ей становилось всё хуже.
- “Не любила нести ответственность”, - прошептала она одними губами. – “Жестокость… Шовинистка…” Это что вообще такое?
- Радикальная ненависть ко всем, кто на тебя не похож, - сладко улыбнулась Нира.
- “…Не делает первого шага… трусиха… воспалённое сознание… стрессовое расстройство… подвержена чужому влиянию…” – на этом моменте она скомкала листы и жалобно взглянула на Ниру. – Это что, всё правда? Это вот так про меня написали? Не зря я его убила.
- Правда это, или нет, я не знаю, - пожала Нира плечами, и у арахнотавра на душе отлегло. – Но ты же самую чушь выделила. Мне больше понравилась секция, где описаны твои богатые таланты. Я могу помочь найти им применение. – глаза женщины озорно блеснули. – Помогу найти своё место.
Рехста потупила взгляд примерно на полминуты. Принялась рассматривать собственные руки. Взглянула на телохранителей с автоматами. Представила смертоносное оружие в собственных руках.
- Я, наверное, соглашусь, - проблеяла она, не поднимая глаз. – Вы только накормите меня.

Несколько позже арахнотавр обнаружила себя в рабочем кабинете Ниры, где она чуть не чиркнула по потолку хитиновыми гребнями. Рыжеволосая расположилась в высоком и удобном кресле. Арахнотавр присела на собственные ноги через стол от неё. На столе была огромная тарелка с печеньем и не менее огромный же термос с чаем. Рехста побоялась заикнуться о том, что она предпочла бы шмат жареного мяса с кровью и бутылку вина.
Печенье она начала уничтожать с прямо-таки поразительной скоростью. Нира ограничилась чашечкой чая.
- Итак, - сцепила она пальцы. – Как я уже говорила, у тебя, Рехста, есть таланты. У меня есть идеи по поводу того, как их можно использовать. С пользой для нас обеих.
Рехста кивнула.
- Помимо расположенности к насилию и полному отсутствия моральных принципов, у тебя есть достоинство невозможности твоего существования. Случайный свидетель…тебя в деле отправится в психушку, если будет слишком рьяно настаивать на твоём существовании. – рассуждала Нира.
Цералинка не разделяла её уверенности.
- А твои люди? Такое чувство, что меня человек двадцать из твоих молодчиков успели разглядеть. Не многовато ли свидетелей существования арахнотавра? – пробормотала она с набитым ртом.
- У меня есть свои методы разубедить их в реальности уверенного, - усмехнулась её собеседница, опасно блеснув синими глазами. На какой-то миг Рехста в них утонула. – Но на самом деле мы просто поможем тебе принять человеческую форму. Амалур так и поступил, знаешь ли. Ему было проще, но и у тебя получится.
- Человеческую форму? – переспросила цералинка с крайней степенью отвращения в голосе.
- Не кривься! В городе вроде этого её иметь полезно, и научиться её принимать не так уж сложно. Ну, я так думаю. Мне никогда не приходилось самой об этом заботиться, сама понимаешь. Жду не дождусь увидеть, что за девушка из тебя получится без всех этих…ног, брюха, рогов. – взмахнула Нира рукой. – Когда придёт время действовать, будешь превращаться обратно, не волнуйся. Тебе наверняка могут потребоваться твои дублированные органы, сила, тепловое зрение и Узоры. Кстати, о последних. Они у тебя работают? Ты проверяла?
- На насекомых – да, - чуть помедлив, отвечала арахнотавр. – На людях не проверяла.
- Проверим. И мерки с тебя возьмём, но это завтра. Ох удивится портной! А как превратишься, надо будет отправить тебя по магазинам… - рассуждала Нира вслух. – Ты мне вот что скажи, кстати. Зачем ты убила того товарища, который, ну, тебя написал? – мотнула она головой в сторону комка бумаги.
- Я не так поняла Мала и думала, что я смогу вернуться таким образом обратно.
- О, ты поняла его именно так, как он и планировал, простодушная моя…
- Нира?
- Да?
- Как вы с этим живёте?
Рыжеволосую вопрос застал врасплох, с лица на краткий миг исчезла благодушная маска.
- С чем?
- С осознанием того, что вы – всего лишь пара листов текста на бумаге, - осторожно молвила Рехста, схватившись опять за скомканную распечатку. – Я…я читаю это и вижу просто слепленное из чего попало существо без реального прошлого. Без цели. Это как…какое-то хаотичное нагромождение какой-то откровенно отрицательных, чёрных фантазий. Зачем он меня такой придумал? Зачем?..
Нира резко поморщилась и покачала головой.
- “Зачем он такой меня придумал”, - передразнила она. - Какая разница? Это всего лишь бумага. Ты – тут, я тоже тут. Нам надо действовать, выцарапывать себе место под солнцем, пока этого не сделали другие вроде нас. Что ты тут разводишь?
- Не знаю, - грустно пожала Рехста плечами. – Я поняла вас. Я принимаю ваше предложение.
Позже, ложась спать, она думала, что долго ещё не сможет избавиться от размышлений о невероятной плоскости собственного естества и бесцельности своего существования. В сердце её всё сильнее разгоралась ненависть к уже мёртвому писаке, который решил создать персонажа вроде неё – никому не нужного, никем не любимого монстра, которая в жизни переживала одни лишь трагедии и никогда не была способна за себя нормально постоять. Это описание Рехсты внушало ей отвращение, и она почти пришла к тому, чтобы разорвать к чертям бумагу, плюнуть на Ниру и её большие планы и отправиться себе восвояси, писать новую историю Рехсты из Цералин. Рехсты, которая не будет кровожадной тварью из темных и сырых пещер. В этом новом мире она пробьётся самостоятельно, проявит в себе лучшее и докажет мёртвому юноше, что она может кем-то куда уж большим и лучшим.
Но потом ей принесли подарок от Ниры – бутылку отличного красного вина – и всё вернулось на круги своя. Самостоятельно куда-то пробиваться сложно, страшно и лень. А Нира эта, похоже, знала, что делала. Так что Рехста просто налакалась и крепко уснула.


Рехста.

0

230

http://img.ii4.ru/images/2018/02/05/980386_120.jpg

0

231

http://img.ii4.ru/images/2018/02/05/980055_119.jpg

1 место - Хейд

Hungry Reptile/Голодная Рептилия

1. Сюжет:

Главный герой (хотя правильнее в данном случае - антигерой) Голодной Рептилии - антропоморфный говорящий ящер Хэйд, который пытается обрести бессмертие. Действие игры происходит в вымышленном мире под названием Мистерия, где рептилоиду придется побывать во множестве мест, преодолеть кучу препятствий и сразиться с различными существами, прежде чем заполучить желаемое.

2. Жанр:

Платформер, экшн.

3. Характеристика главного персонажа:

Хэйд - злобный ящер-людоед, который заботится лишь только о себе, любит выпивку и есть младенцев. Как и любой персонаж игр подобного жанра, он умеет бегать, прыгать, использовать оружие, собственные зубы и когти, а также собирать различные предметы. Также частенько комментирует происходящее в саркастической манере. В конце каждого уровня есть возможность выбирать реплики в беседе с боссом перед боем, хотя те мало на что влияют; купить новое оружие на накопленные деньги; а также выпить в таверне и побеседовать с единственным другом - некромантом Дезмондом.

4. Мое мнение об игре:

Начать стоит с того, что это очень примитивная бесплатная игра, играть в которую можно прямо в браузере или скачать в качестве приложения на телефон. Весит она немного, требует целых ничего, так что справится любой компьютер (даже самый древний). Графика, как и следует ожидать от бесплатной развлекалочки, оставляет желать лучшего. Вот скрины для примера:
https://pp.userapi.com/c834104/v834104234/a01ed/LHOIFY5ScqU.jpg
https://pp.userapi.com/c834104/v834104234/a01f5/jJzaSzCtk8M.jpg

Построена она по принципу: проходишь уровень, сражаешься с боссом, отдыхаешь/закупаешься (если хочешь), и так по кругу. В основном надо прыгать по перемещающимся платформам, собирать монетки и драться, но иногда приходится искать квестовые предметы, прежде чем этап будет завершен.
В целом, ничего сверхъестественного, но затягивает. Особенно радуют комментарии главного героя и его беседы с приятелем в таверне. Пока играл, часто смеялся. А если вас не смущает, что играете вы не за доброго персонажа, а для того чтобы пополнить жизнь, надо съедать по младенцу, то тогда она вам зайдет. Финальный ролик тоже очень порадовал, но спойлерить не буду, лучше увидеть самостоятельно.
https://pp.userapi.com/c834104/v834104552/a2a15/jnv-loEW_hk.jpg

2 место - Кристин Кливия

Repulse

1. Сюжет: Действие разворачивается в альтернативной Земле 20 века. Во всю бушует Первая мировая, многие города превращены в руины, многие семьи вынуждены разлучиться  друг с другом. Жертвой беспощадной войны оказывается 15--летняя девушка по имени Кристин Кливия, потерявшая родных в ходе экстренной эвакуации и оставшаяся одна в незнакомом и недружелюбном Лондоне, да еще и без средств для существования. Ее заветное желание — вновь воссоединится с семьей, и девушка сделает все для ее осуществления. Единственный союзник Кристин — ее сестра Николос. Только вот одна загвоздка: Николос погибла еще в первые недели войны, и Крис — единственная, кто может ее видеть и даже общаться. Вместе сестры посетят самые мрачные закоулки Европы: от работных домов Лондона до растерзанных военными действиями пустошам.

2. Жанр: Квест, экшен адвенчура.

3. Главный герой: Кристин — отважная и очень умная девушка, но не всесильная. Она не умеет драться, лишь убегать и прятаться. А ее единственное оружие — кружевной зонтик, которым она может спускаться по бельевым веревкам, доставать квестовые предметы, и порою махать, на небольшое время оглушая врагов.  Но и это делать придется не часто, ибо абсолютно непримиримых нпс в игре не так уж и много. Даже с самыми озлобленными жизнью человеком в мире Repulse девушка может договорится, благодаря своей харизме и словоохотливости.

4.Рецензия: Игра представляет собой небольшую личностную историю одной семьи на фоне ужасающих своей масштабностью и жестокостью событий. История эта местами мрачна, местами мистическая и таинственная. Сюжет может и не восхитит эпичностью или исторической точностью, но обязательно зацепит проработанностью и деталями в виде интересных историй второстепенных персонажей, записок, которые периодически находит главная героиня и памятных вещей.
Одно из главных достоинств игры — потрясающая музыка, причем слушать вечно можно все: от трогательного микса скрипки и пианино, играющего в главном меню и механических шумов вместе с электронными мотивами во время погони и упоминаний войны, до полноценных песен в исполнение Кристин или в титрах. Графика может и не вскружит вам голову, но уж точно не оставит равнодушным. Яркие цветовые пятна, мрачная сепия уличных локаций, поражающие проработанностью и детальностью уровни — все это заставляет вспомнить такие игры как Alice Madness Return и The Path. Некоторые моменты в катсценах так и вовсе можно скринить и ставить на рабочий стол.
А вот геймплэй изысками похвастаться не может. Игра по сути делиться на несколько видов уровней. Первые — мирные локации, в основном представляют собой города, дома и деревни, один раз дадут прогуляться по туманному лесу. Здесь Крис может спокойно собирать предметы, разговаривать с нпс, осматривать окрестности, искать тайники и выполнять побочные квесты. Все довольно просто: карабкаемся по крышам, спускаемся на бельевых веревках(тут пригодится зонтик — единственный постоянный предмет в инвентаре, от того и так грустно терять его в финале игры), бродим по улицам и собираем все, что можно взять. Поиск нужных вещей довольно прост — квестовые предметы имеют яркие цвета в отличие от серого окружения. Комбинирование вещей в инвентаре и взаимодействия в духе квестов 2000 годов на месте. Разнообразие вносит тот факт, что большинство предметов достать без ломания мозгов невозможно, либо придется выторговать у нпс, либо вытащить из недоступного места. Для второго в помощь игроку сестра Крис — Николос. Та, пользуясь своей развоплощенностью легко достает до недоступных сестре мест, отлично подслушивает важную информацию, не боится пуль и умеет запускать сложные механизмы. За Николос дают поиграть сразу после пролога, и дальше она доступна игроку в любой момент за исключением катсцен. В середине игры ее заменяет маленький бишон фризе, ласково названный девушкой Ланселап. С ним прохождение игры намного упрощается, ибо автоматически пропадает необходимость проходить порою утомительные мини игры. Стоит упомянуть еще одну важную часть геймплея — диалоги. Поговорить можно со всеми, но с важными персонажами появляется опции вариантов ответа. От них зависит согласится ли нпс помогать главной героине, получит ли она квестовый предмет, а порою и будущее прохождение.
Следующие локации — боевые. Кристин мотает по разным точкам мира, порою судьба закидывает девушку в города во время бомбежки, опустошенные передовые, приюты для сирот(одно из самых тяжелых для прохождения уровней, заметьте) или она вынуждена пуститься в бега. В первом случае игра приобретает элементы классического стелса, прячемся под кроватями, за диванами, в руинах и тд. Ждем пока враг уйдет, крадемся и стараемся не шуметь. Во втором случае — все немного сложнее. Помимо обычных людей (надзирателей, городских хулиганов, преступников) Крис всю игру преследует таинственная личность в черном плаще и противогазе. Причем личность эта видит как Кристин так и Николос, что нагоняет саспенса. Появляется он в игре как минимум семь раз, причем два раза его можно «призвать» своими решениями( это кстати один из ключей к плохой концовке). Происходит все по классике: спокойно решаем головоломку, неожиданно экран гаснет и мы смотрим катсцену в которой из тени появляется личность в плаще, героиня показывается в профиль, и вот — Кристин вынуждена бежать на всех парах. Кто это, не раскрывается до самого конца игры.
А финалов несколько: хороший, нейтральный, плохой. Причем каждые можно поделить еще на три, в зависимости от ваших решений в побочных квестах. Основные концовки же зависят от непосредственно поведения Кристин во время диалогов, принятых решений, подобранных предметов, как ушла Николос и от многого другого. Каждый финал, и путь, по которому вы к нему движетесь имеет свою мораль. Если положительный путь повествует о ценности семьи и то как важно не сдаваться, быть бескорыстным и хранить надежду даже в самое темное время, то нейтральный и отрицательный и вовсе представляет собой мрачную притчу о человеческой жестокости и ранним взрослении.
Любителям казуальных игр, квестов и просто любителям глубоких историй игра понравится. Она не идеальна, порою слишком сложна, но тем не менее это одна из немногих игр, о которой вы будете думать еще неделю после прохождения. А может захотите пройти ее еще несколько раз.
http://img.ii4.ru/images/2018/01/28/921222_qydLc.png

3 место - Рехста

Рехстиндер

> Сюжет
Что может волновать грозную, безжалостную, беспринципную паукообразную воительницу во время, свободное от грабежа, убийств и запугивания несчастных крестьян? Ну конечно же, личная жизнь! Которой у арахнотавра Рехсты, к сожалению, нет. Ни её внешний вид, ни личностные качества не слишком-то способствуют успехам в романтических делах! Однако же с появлением в Мистерии истинного и величайшего чуда света – Сети Интернет – всё может измениться; наверняка там, в мире за монитором, скрывается хотя бы несколько десятков идеальных партнёров (или партнёрш). Стоит протянуть руку к клавиатуре – и мир этот откроется перед Рехстой, и больше ей никогда не придётся страдать в одиночестве, лёжа в огромном паутинном гамаке и потягивая слишком крепкий для неё кофе со слишком слабым для неё виски. Вот только не знает пока Рехста, что на самом деле совсем не готова к жестокому и соревновательному миру онлайн-дейтинга. Это ей – и игроку – предстоит выяснить на шкуре собственного виртуального аватара…
Внимание: возрастной рейтинг игры – NC-21
> Жанр
Квест, симулятор свиданий, визуальная новелла, 50 оттенков серого
> Персонаж
УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ: Окунитесь в мир онлайн-дейтинга в фэнтезийном мире с арахнотавром Рехстой, жуткой, но на удивление сентиментальной, ранимой и неловкой женщиной.
КАСТОМИЗАЦИЯ: В изначальном варианте игры доступны восемь вариантов расцветки хитина, шесть различных кружевных головных платков, три различных формы карапаса и две формы брюшка. Обратите внимание на фирменные официальные DLC: “Радужная паутина” позволит вам плести разноцветные сети, “Чёрная мейда” снабдит двадцатью комплектами неотразимых чулок, а “Грязная термолокация” позволит определять по температуре тела, насколько потенциальный партнёр в вас заинтересован, но только, конечно, когда вы его уже встретили! Наконец, элитный коллекционный комплект дополнений «Кровища и винцо» увеличит градус насилия и снабдит вас ящиком вина в реальной жизни, чтобы самоидентифицироваться с персонажем было еще проще.
БОГАТЫЕ РОЛЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ: Направляемая вашей верной и наверняка крайне заинтересованной в успехе рукой, Рехста может выбрать один из нескольких путей для достижения своей цели. Желаете ли вы сделать упор на диковинный внешний вид и воспользоваться тем фактом, что мужчинам (и многим дамам!) нравятся длинные, стройные ноги, в которых главная героиня недостатка не испытывает? Или же подкупать будете велеречивостью и остроумием?
ЕЩЁ БОЛЕЕ БОГАТЫЕ РОЛЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ: В случае неудачи игра не заканчивается, а открывает перед вами новые, необыкновенные горизонты! Хотите вспороть живот обидевшему вас парню? Легко! Желаете напиться после серии неудачных свиданий? Замечательно! Принимаете решение удалиться из жизни мирской и податься в монашки? Идеально!!!
> Отзыв на игру
Невозможно передать ограниченным человеческим языком, что такое “Рехстиндер”.
Эта история начинается с ошеломляющей трагедии: арахнотавр Рехста воюет, но её сторона терпит поражение, и она вынуждена пуститься в бега. Нелёгкий путь приводит её в иной мир, волшебную Мистерию, где у Рехсты есть возможность начать всё с чистого листа. Это тяжко, страшно, непривычно – и всё же потихоньку она встаёт на ноги и находит в Мистерии своё место.
Однако же одиночество быстро начинает надоедать, и Рехста вынуждена искать себе пару. Именно на этом моменте игрок и вступает в происходящее. Начало сильное: ты чувствуешь боль Рехсты и чувствуешь ответственность за её судьбу. Хочется найти ей кого-нибудь хорошего.
Уникальная особенность игры в том, что партнёром Рехсты может стать кто угодно из встреченных вами персонажей. Однако сюжетная линия не заканчивается на установлении крепких и искренних отношений. Она продолжается, разворачивается во всей красе, позволяя вам увидеть последствия вашего решения. Тот милый гномик, который, казалось, был абсолютно безобидным и так хорошо подходил доминантной, резкой на слово и дело цералинке, на поверку оказывается радикалом-экстремистом. Скромный городской стражник дома разыгрывает из себя Наполеона. В симпатичной эльфийке прятался очень даже хороший такой из себя эльф. Тема “не суди по одёжке” так и пронизывает игру, и это легкообъяснимо, ведь и сама Рехста из тех, кому уже из-за внешнего вида часто не доверяют.
Отдельно хочется упомянуть систему плетения волшебных Узоров, для которой придумана революционная система управления: игроку предлагается использовать специальный контроллер «Бабушкины спицы и клубок 3000» перед распознавающей движения веб-камерой. К концу игры вы снабдите себя огромным количеством очень эстетичных и сложных узорчатых салфеток.
Игра особо рекомендуется закоренелым арахнофобам как новейший способ терапии. Паучки тоже плачут и страдают от одиночества, поэтому у них так замечательно и блестят глаза. Еще «Рехстиндер» идеально подойдёт людям одиноким и потерявшим всякую надежду на успешный поиск отношений в реальной жизни: так как тут более трехсот концовок и трех тысяч вариантов прохождения, больше у вас никогда не будет времени о подобных глупостях заботиться. Наконец, «Рехстиндер» послужит идеальным учебным пособием для начинающих авторов в высокоуважаемых и крайне востребованных жанрах любовного фэнтези и ЛитРПГ, как образец наивысшего качества.

4 место - Ханна

Хроники Ханны

Сюжет:
Ханна прибыла в Мистерию из мира без магии. Будучи под большим впечатлением от волшебства, сказочных существ и невероятных событий, она становится одержимой волшебными предметами и невероятными артефактами. Но как это обычно бывает, все необычные и дорогие артефакты хорошо охраняются и глубоко прячутся. Сюжет игры заключается именно в этом - разыскать и своровать.
Сюжет игры делится на десять уровней. Каждый уровень посвящен лишь одному артефакту и имеет всегда одну и ту же цепочку событий, а именно: поиск следов, чтение карт - проникновение в тайник или гробницу - кража артефакта и побег.
Ханне предстоит разгадать множество загадок, обойти тонну ловушек древних Мистерианский гробниц и победить не одного врага.

Жанр:
Стелсс, экшен, квест.

Персонаж:

Игра сделана очень реалистичной, поэтому персонажа мы редко видим, так как вся история проходит только от первого лица. Ханне нельзя пользоваться оружием и убивать врагов. Её единственные оружия против неприятелей это хитрость и ум.

Отзыв:
Игра довольно реалистичная и атмосферная. Хорошая визуализация и музыкальное сопровождение обеспечивает глубокое погружение в мир игры. Сюжет не самый лучший. Если до середины игры еще есть интерес, то после середины пропадает всякое желание играть в данный "шедевр". Не советую играть в эту отстойную игру никому. Вердикт - полный провал.)

5 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

Мятежники и Инквизиторы

1. Описание игры.
Иногда, представляя себе средневековье,  мы склонны романтизировать эпоху, рисуя в своем воображении великолепные замки, рыцарей и прекрасных дам. Феодалы и верные вассалы, драконы и драконоборцы,  святой Грааль и путники, что положили жизнь на его поиски.
Называя эту эпоху романтичной, кто-то очень покривил бы душой, очутясь в самой ее середине и взглянув из середины. Кто-то и был счастлив, но копнув глубже..
И вот нашего героя Дрега судьба забасывает именно в такое место - средневековый город. Мужчина, открыв глаза, обнаруживает, что попал на мощеную камнем узкую улочку, по которой текут вонючие ручьи, а из окон на улицу выбрасывают на головы прохожим объедки и прочий мусор. К тому же Дрег с ужасом понимает, что он не помнит ни своего прошлого, ни тех событий, что привели его на эти улицы.
Теперь нашему герою предстоит собраться силами и начать свой путь по этому миру, чтоб не умереть с голоду, отыскать свой шанс на спасение и на обретение самого себя. В странном городе мятежники и бандиты,  в замке - чопорная знать и инквизиция, которые ввели жестокие законы и всячески измываются над бедными горожанами.
Однако жизнь в городе протекает относительно спокойно.  Люди заняты своими повседневными делами, в трактирах слышны звуки шумных попоек и женские визги. Воины Инквизиции отлавливают мелких воришек и прочих негодяев. Сами же Инквизиторы владеют магией и оккультными науками. А в городе есть мятежники, которые не желают мирится с существующей властью. Некоторые из них объединились в большую группировку под предводительством некоего Черного Пса.
У вас есть выбор : примкнуть к Инквизиторам либо к бандитам. Но и там, и там необходимо будет выполнить ряд заданий и жители города отнюдь не настроены помогать чужестранцу. Для них вы- оборванец без роду и племени. Их доверие и уважение придется завоевать.
Приняв сторону Инквизиции, герой будет изучать магию и науки, заклинания и зелья, руны и Таро.
Примкнув к мятежникам,  он станет воином. Здесь придется учиться владеть мечем,  топором, луком, арбалетом и другими видами оружия. Стоит помнить, что развитие обоих вариантов требует финансового вложения - зарабатывайте деньги, выполняя поручения и заказы.
Магия в этом мире имеет большое значение. Возьмите себе в учителя мага и повысьте рейтинг и шансы. Помните о моральных принципах Инквизиции  и об их отсутствии  в банде.
Хорошая графика игры,  прекрасно прорисованные локации и абсолютно разное развитие игры в разных кланах.
2.Жанр игры.
Игра построена в виде квеста, который приносит множество приятных "плюшек" в виде новых умений, артефактов, оружия либо брони. Есть шанс взойти на высшую ступень в городе и стать правителем, главным Инквизитором либо главарем мятежников.
Как будете действовать Вы?  Это ваша игра и ваш выбор. Одно могу сказать с уверенностью - интересное времяпрепровождение вам обеспечено. Хитроумные загадки и красочные бои понравятся как любителям логических игр так и рубакам.
3. Характеристики героя.
Герой прописан вменяемо. Внешность и персонаж вцелом хорошо  прорисован. Ничего лишнего, вполне обучаем. Радует наличие навыков и стремления к развитию. Персонаж можно прокачивать до логичного конца. Полное ощущения слития с героем. Такое ощущение, что играешь сам, хоть и чужими руками.
4. Личное мнение.
Игра затягивает. Хочется развивать перса и дальше. Хорошие локации,  остальные герои игры. Можно заводить друзей и нанимать мастеров, которые помогут быстрее овладеть навыками. Легко зарабатываются баллы и деньги. Уровни можно проходить несколько раз, что повышает рейтинг. Советую.
https://i62.servimg.com/u/f62/19/83/08/04/img_2010.jpg

0

232

https://i62.servimg.com/u/f62/17/26/24/34/ieaioa10.jpg

0

233

http://img.ii4.ru/images/2018/02/15/1036728_122.jpg

0

234

http://img.ii4.ru/images/2018/02/15/1036735_123.jpg

Исповедь

Арахнотавр Рехста, подогнув под себя ноги, устроилась в самом углу карцера. Время позднее, но она не спит. Рядом с ней – мех с вином, в руках сжата наполовину полная металлическая кружка. Её тюремщики не отказали ей в последней просьбе: позволили напоследок упиться всласть. Наутро у неё будет голова раскалываться от такой мигрени, что казнь, верно, станет желанной.
Она смотрит в кружку. Лунного света достаточно, чтобы в вине отразился лик смотрящей, но сейчас глаза Рехсты видят не собственное отражение. Нет – гладкая поверхность благословенного напитка стала вдруг экраном, на котором раз за разом разворачивается одна и та же немая история. Грациозная золотая драконица с окровавленной мордой складывает в предсмертной судороге крылья и камнем падает на случайно подвернувшуюся деревеньку. Катится несколько сотен метров – неостановимая масса крови, костей и мяса; cокрушает здания и спящих людей, попутно испуская последний дух.  Драконицу звали Кин. Смертельный удар ей нанесла Рехста.
Рехста глядит в вино, а вино начинает глядеть в ответ, и цералинка, скрипнув зубами, опрокидывает содержимое кружки себе в глотку.
И осознаёт вдруг, что не одна. Термолокация засекла пришелицу ещё несколько минут назад, но сонный и пьяный мозг не отреагировал.
За решётчатой дверью стоит женщина. Высокая. Стройная. Её латы тускло поблескивают во тьме. Кожа у неё белая, почти такая же, как у Рехсты. И волосы того же цвета, только не в пример более объёмные. Почему-то её строгий, спокойный лик заставляет арахнотавра занервничать и сжаться.
Незнакомка молча проворачивает в замке ключ. Ни скрипа, ни шороха, только послушный щелчок механизма: раз – и женщина степенно ступает внутрь.
- Надо же, - молвит она спокойно. Голос мелодичный. – Я ожидала, что будешь другой.
- Какой? – машинально спрашивает Рехста.
- Страшным, диковатым, безумным монстром с налитыми кровью глазами и пеной на губах, - пожимает плечами посетительница. – Описывали тебя примерно так. А вижу просто…очень странную тварь Божию, ищущую утешения в вине.
- Плохо смотришь, - хмуро отвечает цералинка, возвращаясь глазами к кружке. Та почти опустела. Рехста тянется за мехом, почти уверенная, что её сейчас остановят. Но ничего не происходит: женщина только наблюдает за расстроенными движениями арахнотавра.
- Меня зовут Корифиэль, - просто представляется она. – А тебя?
- Тебе не сказали кметы, которые собираются меня завтра обезглавить?
- Они не знают твоего имени. – пожимает Корифиэль плечами. – А мне хотелось бы знать.
- Рехста, - бросает отрывисто арахнотавр. – Кровожадная Рхас, Бесчестная Бестия. Так меня кличут.
- Хорошо. Расскажи мне, Рехста, зачем ты убила драконицу?
Вопрос на краткий миг ошеломляет арахнотавра. Мысли путаются. Она делает глоток, чтобы их немного привести в порядок. Удивительно, но это срабатывает.
- Какое это имеет значение? Почему тебя это волнует? Кто ты вообще такая?
- Я пришла тебя судить, - совершенно серьёзно произносит женщина. – Я хочу выслушать.
- Судить? – смеётся горько арахнотавр. – Мне уже вынесли приговор, меня завтра на рассвете…
- Это не имеет значения. Я вершу суд иного рода. Мой вердикт важнее результатов линчевания, которое тебе собираются устроить местные. – властно взмахивает рукой Корифиэль.
Цералинка делает ещё глоток, бросает на свою посетительницу очень долгий и внимательный взгляд.
- Потому что я могла, а больше я ничего особо не умею, только убивать, - выдаёт она наконец слегка заплетающимся языком. – Ты этого не поймёшь, потому что ты не такая, как я. Ты не знаешь, откуда я пришла, чем занималась, как я тебе могу что-то объяснить…
- Ночь ещё молода, - непреклонно указывает собеседницу. – У тебя полно времени.
Рехста очень тяжело вздыхает. Ещё глоток! Ещё! Корифиэль терпеливо смотрит, а Рехста всё пьёт, надеясь втайне, что вот сейчас алкоголь по-настоящему ударит по мозгам и заставит отключиться, чтобы необходимость беседовать со странными ночными визитёршами пропала. Но – нет.
И мало-помалу она начинает раскрываться. Безжизненным, равнодушным тоном, с редкими запинаниями – потому что с трудом уже вспоминает нужные слова.
- Я – палач, - признаётся она. – Я убивала на потеху другим, и, может, когда-то мне было за это стыдно. Знаешь, когда тебе снятся лица…или когда задумываешься…становится плохо, и больно, и очень-очень стыдно, потому что ты понимаешь, что это ведь всё были жизни, молодые и старые, хорошие и не очень, но были, а ты взяла и оборвала, и никакие оправдания не работают по-настоящему… Но потом у тебя в руках снова меч, и ты снова чуешь жаркую кровь, и тогда что-то просто ломается, возникает нужда. Жажда. Мой эсток, они его забрали, но я его назвала Жаждущей, и я очень часто гадаю, кому из нас это имя лучше подходит… И ты снова льёшь кровь, снова вершишь насилие, ты снова сильная и снова доказываешь свою силу! Я…я просто хотела посмотреть, какого цвета у неё кровь, хотела снять с неё шкуру. Я возненавидела её как только увидела, потому что она была огромная, могучая, а я – я всего лишь арахнотавр-чужачка, но тогда у меня был шанс победить её, доказать своё превосходство, возвыситься, почувствовать себя лучше…
Она делает глубокий глоток вина, и оно побуждает её говорить дальше.
- Я думала, когда только попала сюда, в Мистерию, что я оставила всё это позади. – и вот тут эмоции наконец прорезаются, но вместо скорби или злости в голосе звучит безумное, истеричное веселье. – Я думала, я смогу начать всё заново. По новой. Потом Церашелька появилась, появилась какая-то цель, я так хотела на сей раз сделать лучше… Но вот первый же шанс – и все. Пффф. Мир новый, а Рехста старая. Она хотела мне помочь, работу какую-то дать, а я ей в мозг эсток вогнала. Потому что могла. И в тот момент мне было так радостно, Корифиэль! Так радостно оттого, что я лучше! Сильнее! Вот с кем ты говоришь, понимаешь? Вот тебе и монстр. Я срываюсь на насилие, потому что я могу, потому что мне так нравится, а потом я по ночам скорблю…но не о тех, кого поубивала, а о себе, одинокой кровожадной бестии, и даю каждый раз зарок всё изменить…и по новой. Ха!
Лицо Корифиэль хранит бесстрастность.
- Я убила в общей сложности человек, наверное, двести пятьдесят в Алани и теперь под столько же тут, - загибает Рехста пальцы. – На село хватит. Плюс дракон! Я молодец, да, так собой гордилась, пока по мечу текла кровь, а теперь мне тошно, от самой себя тошно. Знаешь, осталась бы я на свободе, всё бы повторилось точно в той же манере: я бы к вечеру охладела, пришла бы в ужас от того, что натворила, а потом ещё где-нибудь точно так же сорвалась бы, да хоть каджита бы проткнула, пока спит, чтобы не делиться выручкой со шкуры… Так что! Хорошо, что они меня казнят. Сама давно подумывала броситься грудью на эсток, после гибели родины моей ещё…
- Это – очень большой грех, - назидательно сообщает Корифиэль.
Рехста заливается диким хохотом.
- Из всего услышанного больше всего ты осуждаешь желание свести с жизнью счёты?
- Да, потому что этот грех неискупим абсолютно. – мягко сообщает ей женщина. Она подходит поближе, Рехсте теперь приходится смотреть на неё снизу вверх.
- А всё остальное я могу искупить, так что ли?
- Это будет очень нелегко, - признаёт Корифиэль. – Твоя душа очень темна, Рехста. Но ты должна понять, что тьма эта исходит не от душ человеческих…или, ну, вообще смертных душ любой расы.
- Не понимаю, о чём ты говоришь. Как может что-то кроме моей смерти быть достойным “искуплением” совершённых мною преступлений? Моя натура разрушительна. Я смотрю в это вино, вижу в нём саму себя, вижу, как лью всё больше крови, как пьянею, как…ты знаешь, как сильно оно похоже в темноте на кровь, да? Мне кажется, я не чувствую уже разницы. Я не знаю, от чего я пьянею. Я…
- Твоя казнь никак не искупит твоих грехов. Так не бывает. Ещё одна увядшая жизнь никак не возместит всех тех, что были потеряны ранее. – холодно замечает Корифиэль. – Но сейчас у тебя ещё есть время и возможность избавиться от своих демонов и встать на путь истинный.
Рехста смеётся. Ангелица, однако, невозмутима.
- А потому я собираюсь тебя отсюда вытащить и даже вернуть тебе твою дочь, - говорит посетительница, и смех Рехсты резко обрывается. – Потому что ей ты нужна. И потому что если этого не сделать, то завтра на твоей казни она всех вокруг поубивает.
- Церашель? – туповато бормочет Рехста. – Да, ей я нужна.
- Нужна. – цепи арахнотавра с резким звоном лопаются. – Пойдём. Заберём твоё дитя – а потом ты вступишь на новый путь. Светлый.
- А если не вступлю?
Глаза Корифиэль опасно блестят.
- Тогда нам придётся встретиться ещё раз.


Рехста

***

Как всегда виной всему стали порталы. Во внезапно возникшее на пути чудо магической природы Мистерии кошка угодила во время смертельного броска на добычу. Не то чтобы эта мышка была Антарионе сильно нужна, скорей само наличие грызуна в комнате оскорбляло её сущность домашнего хищника. Так или иначе, влетев в разверзшийся на полу провал, окутанный голубоватым свечением, Антариона приготовилась к очередному подарку судьбы.
Приземлившись на все четыре лапы, как будто портала и не было, кошка огляделась по сторонам в свете небольшого костерка. Пещеру или, скорей, что-то вроде шахты, куда её занесло, кто-то уже явно занял, но запах обитателя, отличался от всех, что когда-либо встречались. В темноте поодаль раздался голос. Антариона шмыгнула за груду камней и, восстановив зрение после света, всмотрелась в фигуру незнакомца. Некто, напоминавший внешне человека, громко разговаривал или, точнее сказать, спорил с кем-то, но разглядеть молчаливого собеседника кошка так и не смогла, потому что тот либо оказался невидимкой со способностью ментального общения, либо его и вовсе никогда не существовало. Со стороны выглядело, будто мужчина что-то оживлённо доказывает стене, отчего Антарионе стало совсем не по себе. Как и любое разумное существо, кошка быстро пришла к выводу, что пора рвать отсюда когти, только вот выхода видно не было. В кромешной темноте даже зрение животного не помогло бы, а потому не помешало бы разжиться факелом. Пока Антариона искала решение проблемы, неотрывно следя за человеком, факел нашёлся сам.
– А вот и ужин, – произнёс огромный прямоходящий ящер, одетый в одни штаны. Именно его запах кошка и учуяла прежде, чем увидеть сумасшедшего, разговаривающего со стенами.
«И как только этот здоровый монстр умудрился подкрасться ко мне так бесшумно и незаметно?» - пронеслось в мыслях. Лишённая путей к отступлению, Антариона проскользнула между лап ящера и рванула подальше вдоль стены в надежде выиграть немного времени, а затем приняла двуногий облик. Сдаваться без боя блондинка не собиралась. В первую очередь она попыталась оградить себя стеной из молний, но заклинание не сработало.
– Можешь не стараться, магия здесь не действует, – прокомментировал ящер. – И выхода отсюда нет, но я рад, что ты оказалась не кошкой.
– Значит, есть ты меня не будешь? – недоверчиво спросила девушка. Она сжала руки так, чтобы в них могли незаметно материализоваться кинжалы, но артефакты не ответили на зов.
– Почему не буду? Во-первых, так в тебе больше мяса, а во-вторых, убивать разумных существ намного приятней и интересней, – монстр был настроен решительно, но ловить жертву не спешил. Похоже, игра в кошки-мышки его забавляла.
– Ну, с разумными существами можно общаться, например, это ещё интересней. Попробуй, – предложила блондинка. Неприятное ощущение, когда из охотника в считанные минуты превращаешься в добычу, становясь для кого-то такой же «мышкой». Крики о помощи в этой дыре вряд ли бы кто услышал, оставалось лишь заговаривать зубы, тянуть время и надеяться на появление портала.
– Пробовал, – ответил ящер, кивнув на психа, который теперь, кажется, уговаривал стену о чём-то.
– Тогда как насчёт того, чтобы дать мне шанс на жизнь? Его же ты не съел, хотя он явно не твой сородич, – решила уцепиться за открывшуюся возможность девушка. – Или, может, ты знакомых не ешь? Так давай познакомимся, меня Антариона зовут, – улыбка вместо дружелюбной и открытой получилась нервной и глупой.
– Я ем всех, – бескомпромиссно ответил ящер, медленно двигаясь в сторону жертвы. – Но если тебе так важно, меня зовут Хэйд.
– Может, благородство какое-нибудь проявишь, маленьких и слабых не будешь обижать. Может, тебе хотя бы религия не позволяет сегодня есть серых кошек-перевёртышей, а? – блондинка также медленно пятилась, боясь оглянуться и на звук ориентируясь, где находится товарищ ящера. – Ну, может тогда щепочки или соломинки вытянем: выиграешь ты – съешь меня, а выиграю я – отпустишь.
Хэйд усмехнулся. В отличие от наивной девчонки он успел походить по коридорам и знал, что выбраться без посторонней помощи отсюда невозможно, так как обвал перекрыл все выходы, а в оставшиеся между камней щели не протиснулась бы и кошка. Однако пока Дезмонд был чрезвычайно занят выяснением отношений с очередной галлюцинацией, почему бы не развлечь себя перед ужином игрой, пусть и с этим самым ужином. В победе ящер не сомневался.
– Карты, – произнёс он, доставая колоду и садясь у костра. – Если не устраивает, выбор у тебя всё равно небольшой.
«Да хоть городки и оригами», – облегчённо подумала Антариона, устраиваясь напротив Хэйда. В карты девушке играть доводилось, но ни высчитывать варианты, ни виртуозно мухлевать она не умела, пришлось полностью положиться на удачу и богов, если хоть кто-то из них мог заглянуть в это подземелье. Хорошо ещё ящер объяснил правила той разновидности игры, в которой и предстояло решить судьбу кошачьей тушки.
– Дуболом, до трёх побед, – подытожил Хэйд, раздавая карты. Блондинка в ответ коротко кивнула. Боковым зрением следя за оппонентом, она всматривалась в рубашки карт, стараясь распознать признаки крапа.
Игра проходила напряжённо: лёгкой и быстрой победы, как рассчитывал ящер не получилось. Антариона, проиграв первые две сдачи подчистую, отыгралась исключительно на везении, что вызвало у Хэйда раздражение. Решающую партию прервало уже знакомое всем свечение, возникшее в той стороне, где спутник ящера продолжал общаться с несуществующим собеседником.
– Скорей! – зачем-то крикнула блондинка тому, кто по-прежнему собирался её сожрать, и устремилась к порталу.
Хэйд одной лапой быстро сгрёб карты, другой схватил за шиворот Дезмонда, видимо, всё-таки уговорившего стену и как раз собиравшегося подарить ей горячий и страстный поцелуй, и поспешил за девушкой, пока магический туннель не закрылся.


Антариона

Подарок.

- Проснись и по-о-ой! - раздался голос Дезмонда, и Хэйд открыл глаза. Через окно комнаты, в которой он находился, светило утреннее солнце, а потревоженные появлением напарника пылинки медленно кружили вокруг. Ящер лежал на широкой кровати в одной из спален пустующего особняка, который им удалось найти во время путешествия через лес, но раз уж его разбудили, пришлось усесться и начать протирать глаза, отгоняя сон.
- Я ведь обещал, что приготовлю для тебя что-то особенное, - продолжил Дез, и только сейчас рептилоид заметил, что в руке у приятеля находилась веревка. Потянув за ту, некромант ввел в помещение пленника. Какого именно, пока что было не ясно, ведь тот был обмотан плотным покрывалом и перевязан широкой красной лентой с бантом. Разглядеть в таком состоянии можно было только ноги, принадлежащие мужчине. - Та-дааа! С днем рождения!
- Что это? - не понял рогатый.
- Мой подарок, глупенький, - сообщил брюнет, кривляясь в любимой манере. - Вкусный “не человек”! Ты же давно хотел попробовать кого-нибудь нового!
- Боги, Дез, ты где его нашел вообще? - спросил Хэйд, поднимаясь и подходя ближе к “подарку”. - И… эээ… спасибо. Очень мило с твоей стороны.
И вправду. Не каждый был готов поймать живое существо и отдать его кому-то на съедение. Пускай и в честь дня рождения.
- Да он сам на меня выпал из портала, я и воспользовался случаем, - пояснил напарник. - Пришлось нацепить на него блокирующие способности браслеты, так что он не опасен, - с секунду подумав, Дезмонд добавил: - Ну, не буду мешать, развлекайся! - и стал двигаться на выход.
- Если хочешь, могу оставить кусочек, - хмыкнул рептилоид.
- Нет уж, спасибо, - хохотнул некромант и таки удалился, закрыв за собой двери.
Пленник молчал, и рогатый медленно обошел его вокруг. Сначала он отвязал веревку, потом дернул за ленту и “распаковал” свою еду. К его удивлению, под покрывалом нашелся самый обычный с виду парень в одних лишь штанах и сандалиях. Высокий, темноволосый и кудрявый. Он был довольно тощим и, вообще, каким-то заморенным, будто работал на плантациях. На запястьях его красовались браслеты с рунами.
- Это что, шутка такая? - фыркнул рептилоид, всматриваясь в исхудавшее лицо и торчащие ребра. - Что тут есть вообще? Ты правда не человек?
- А это на что-то влияет? - устало и даже, можно сказать, обреченно спросил паренек. Казалось, будто он уже привык оказываться в подобных ситуациях.
- Как знать, как знать, - Ящер подергал плечами. - Как тебя звать, Кудряшка?
- Лео, - вздохнул тот. - И да, я не человек. Я полуангел.
Утаивать правду уже не было смысла, ведь наивный Леандро, угодив в портал и встретив притворно-дружелюбного Дезмонда, без тени опасения рассказал ему, кто он такой. Кто ж знал, что новый знакомый вознамерится сковать его артефактом и подарить человекоподобной ящерице-людоеду?
- Понятия не имею, что за полуангел, но я тебе верю, - сказал рептилоид, продолжая его рассматривать и как бы примериваясь, с какой части тела начать. Не то чтобы он был голоден и хотел убить парня прямо сейчас, но и игнорировать возможность тоже было не в его духе. Сопротивляться полуангел, похоже, не собирался. Игриво щелкнув жертву по носу, Хэйд хотел уже было вгрызться в беззащитного и обреченного на съедение Лео, как увидел блеснувшую на его щеке слезу. Вернее, сначала он решил, что то была слеза. На деревянный пол что-то упало, и рептилоид поднял прозрачный камушек.
- Это еще что за ерунда? - спросил он, рассматривая находку и узнавая в той настоящий драгоценный камень. - Он ведь ценный?
- Это алмаз, - сказал Лео и будто переменился в лице. Похоже, в кудрявом зародилась надежда, ведь он считал, что браслеты заблокировали и эту возможность.
В голове рептилии тем временем будто что-то щелкнуло, и начала выстраиваться логическая цепочка, в которой съедение полуангела уже не было такой уж необходимостью.
- Что ж ты сразу не сказал?! - обрадовался Ящер и чуть было не потрепал парня за кудри, но вовремя взял себя в руки. - Похоже, в ближайшее время ты будешь жить с нами.
Да, пожалуй, Дезмонд действительно сумел выбрать “что-то особенное”. С помощью Леандро можно было получить много денег, а заодно и откормить его попутно. А там… А там - как получится.
Но в Мистерии, конечно же, все работает иначе, и чаще всего совсем не так, как тебе хочется. Внезапно (и очень не вовремя) под ногами полуангела возникла дыра, что была не чем иным, как очередным порталом. Только что парень стоял перед рептилоидом и мысленно молил о том, чтобы в будущем выдалась возможность убежать, и вот он уже устремился куда-то вниз и был таков.
- Не-е-ет! - воскликнул Хэйд, сумевший схватить лишь только воздух, и упал на колени, на теперь уже ставшую вновь твердой поверхность.
Его собственность пропала! Просто взяла и испарилась! А смириться с этим рогатому было ой как не просто. Злость начала поглощать людоеда, руки сжались в кулаки, а из пасти послышался тихий и протяжный рык.
- Ну уж нет, Кудряшка, - прошипела рептилия. - Я тебя найду, вот увидишь.


Хэйд

0

235

http://sa.uploads.ru/gsf40.png

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

http://i12.pixs.ru/storage/6/2/3/Kopiya1978_7113148_29390623.jpg

Группа 1.

Участники: Доминус Ностэр, Даника Беличье-Море.
НПС Судьбы: Многоимен, ведьма Камилла и её окружение.

Находятся в Главном зале Бала нечисти (Царство Страха).
Волей случая попав в тёмные земли, приключенцы повстречались с неизвестным мужчиной со странным именем – Многоимен. Как оказалось, ему нужен был ангел, чтобы через него связаться с ангелами этого мира и отказ Доминуса добровольно помочь ему в этом деле мог обернуться огромными неприятностями, так что парочка согласилась проследовать за незнакомцем.
Он привёл их к древней ведьме по имени Камилла, которая, подкрепив согласие ангела угрозой жизни Даники, начала приготовления к ритуалу вызова…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 2.

Участники: Нира О’Берн, Арчер, Генри, Джинджер.
НПС Судьбы: Катсуро.

Находятся у Источника вечной молодости (Город Инь Янь - Храм Янь).
Катсуро привёл жрицу к священному источнику чтобы та смогла очиститься в нём и вернуть свои силы, однако, там их ждал неприятный сюрприз. В источник пробрались трое чужаков, среди которых была ещё одна жрица. Однако с ними мужчина решил разобраться чуть позже и, выгнав наглецов из воды, приказал немедля окунуться в неё Нире. Вот только, никаких изменений от омовения в священном источнике девушка не ощутила…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 3.

Участники: Танталас.
НПС Судьбы: Амая, Мбгага, Эсфанайзис.

Находятся в Величественном храме Инь (Город Инь Янь).
Направляясь к храму, чтобы встретиться там с жрицей, которую Танталасу предстояло наставлять на путь истинный, парочка стала невольными свидетелями соития между двумя мужчинами, которые, не стесняясь, занимались своим грязным делом прямо у ворот здания.

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 4.

Участники: Николос Кливия.
НПС Судьбы: Желтоглазая девочка.

Находятся на Чёрном Рынке (Город Инь Янь).
После обморока Николос очнулась в незнакомом месте будучи запертой в клетке. Совершенно одна, без поддержки сестры, без сил. Она стала жертвой алчного оборотня, который воспользовался её беззащитным положением и продал на местном Чёрном рынке. Однако девушка не сдаётся и надеется сбежать от работорговцев, вот только получиться ли?

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 5.

Участники: Кристин Кливия, Эния, Акаруи Аки.
НПС Судьбы: горожане Города Инь Янь.

Находятся в Парке "Синами" (Город Инь Янь).
Чудом избежав участи попасть в бордель Кристин знакомиться с девушкой по имени Эния, вместе с которой они отправляются в парк в поисках сестры Кливии и остальной компании. Но ни Кибо, ни Долахана, ни Николос поблизости видно не было, а все те, кто встречался им на пути, почему-то в ужасе разбегались едва только взглянув на Кристин…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 6.

Участники: Эвиан, Кинара, Тайра.
НПС Судьбы: Кицунэ Лин Ну Ян и её семейство.

Находятся в Закрытом парке Кицунэ (Город Инь Янь).
Доверившись хвостатой незнакомке, компания проследовала вслед за ней вглубь парка, где, спустившись через подозрительного вида нору, оказались в логове целого семейства Кицунэ. К счастью, лисицы оказались очень гостеприимными, а потому дальнейшее знакомство проходило за трапезой, во время которой Эвиан узнал много нового о своём наставнике Музе, о судьбе демона, что убил его и получил ответы на волновавшие его вопросы.
Полукровка намерен отправиться в Долину Иллюзий, но прежде ему предстоит как-то научиться скрывать свою истинную внешность от посторонних, и одна из кицунэ обещает помочь ему в этом за небольшую услугу…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 7.

Участники: Айфри, Лаанея, Фандлинг, Крыс.
НПС Судьбы: ребенок Вулкана – Питер, жрица Жаннет.

Находится у Каменистых деревьев (Забытый лес - Могучий лес).
Благополучно преодолев недружелюбные пещеры арахнидов, компания оказалась среди могучих, окаменевших от времени, многовековых деревьев. И пока приключенцы восхищались окружающей их красотой, из открывшегося позади них портала появился незнакомец. Кто же он? Это им только предстоит выяснить…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 8.

Участники: Лето Аммали.
НПС Судьбы: Верховные маги, уцелевшие жители Акваура.

Находится в Малой ратуши (Затопленное поселение).
Вдоволь нарезвившись в Аквауре, Лето выбрал следующей своей целью большое красивое здание, похожее на замок. Однако до ратуши уже дошли вести о нападении дракона и Верховные маги, собравшись вместе, приняли решение, во что бы то ни стало, защитить хранящиеся в здании сокровища. Вот только получится ли?

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 9.

Участники: Фелнарис, Рунария.
НПС Судьбы: Присцилла (она же Невеста Мёртвых), светлый маг, воины.

Находится в Старом Храме (Затопленное поселение).
Компания направлялась к древнему храму, однако дорогу им преградили трое неизветных. С парочкой воинов Рунария расправилась довольно быстро, но повторит ли она свой успех в сражении со светлым магом? Фелнарис, тем временем, узнаёт в старике «старого знакомого», с которым он не прочь поквитаться ещё с прошлой их встречи.

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 10.

Участники: Ариса, Беорон.
НПС Судьбы: -

Находится у Водопада "Шаврон" (Город Инь Янь).
Отправленные Присциллой на задание по возвращению её фамильяра, Беорон и Ариса, наконец-то покинули джунгли и вышли к подножью большого водопада. Их цель близко, но прежде им надо решить, как именно до неё добраться…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 11.

Участники: Яте, Рене, Сау, Корифиэль.
НПС Судьбы: Элизабет.

Находится в Жилище лекаря (Цветочная страна).
Покинув жаркую пустыню, компания попала в невероятно красивое, усеянное цветами место, где повстречала девушку Элизабет, которая оказалась помощницей местного лекаря. И так как Рене необходима была помощь, то приключенцы проследовали за ней в надежде, что лекарь поможет их спутнице избавиться от болезни...

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 12.

Участники: Кода, Настасья Мороз, Тирай.
НПС Судьбы: Ребёнок вулкана – Кристи, жрица – Кира.

Находится в Трактире «Хмельная Кувшинка» (Цветочная страна).
нападение на Настасью заканчивается провалом. Девушке помогает Кода, а потом присоединяются Кира и Кристи. Теперь наконец-то можно отдохнуть и подумать, что делать дальше, ведь впереди компанию ждет поход в Царство Страха.

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 13.

Участники: Баввур, Ричи, Северина, Даниил.
НПС Судьбы: Ивар-и-Лай.

Находится на Мосту над ручьем (Цветочная страна).
В поисках лекаря для раненного Ивара, компания отправляется в Цветочную страну. Они приземляются на берегу реки, за которой виднеется небольшое поселение, однако, на дворе ночь и как знать, будут ли местные жители рады столь позднему визиту? Баввур уверен, что нет, но Ричи не собирается ждать и  уже направился через мост к ближайшему из домиков в поисках помощи…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 14.

Участники: Вурвен.
НПС Судьбы: Циклоп, толпа людей на трибунах арены.

Находится на Арене "Царство Боли" (Пустыня Кари - Город Журр).
Обманом пойманный в клетку оборотень вскоре оказывается на боевой арене, где ему теперь придется иметь дело с самым настоящим циклопом! Сможет ли он противостоять местному чемпиону и выбраться с арены живым? Хороший вопрос…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 15.

Участники: Джейсон, Амалур, Сильвара, Сарра, Сейерис.
НПС Судьбы: Работники и посетители таверны.

Находится в Таверне «Чёрная Кобра» (Пустыня Кхари – Город Журр).
В то время как Сильвара вовсю домогается с поцелуями до звереподобных незнакомцев, будучи уверенная, что это заколдованные принцы и принцессы, а Амалур тихо следует за ней, в надежде, что такое поведение девушки рано или поздно спровоцирует конфликт, в котором ему так не терпится поучаствовать, Сарра остаётся один на один с полумёртвым Дериком, всеми силами стараясь спасти ему жизнь. Однако, без участия Магмы, тот всё-равно умирает и теперь девушке предстоит, как можно скорее и незаметнее, увести из города жрицу, пока посетители таверны не поняли, что охотник на ведьм мертв…

http://i19.servimg.com/u/f19/17/26/24/34/barre-11.png

Группа 16.

Участники: Леандро де Ромеро, Лая, Луань Шао.
НПС Судьбы: ожившее воспоминание Тирия.

Находится в Царстве Койотов (Пустыня Кхари).
После смерти Лэйта и исчезновения Дерика вместе с остальной компанией, полукровка знакомиться с драконом Луань и рыжеволосой девушкой Лаей, которую, по-началу, ошибочно принимает за очередную жрицу. В процессе, осведомившись планами друг друга, компания решает продолжать путь вместе, а полукровка, как обладатель волшебной подвески Мистера Кто, указывающей путь из пустыни, становится их проводником. Однако по дороге они встречают странного полупрозрачного мальчика, который утверждает, что Леандро не следует отдавать труп Грегори некроманту, так как это повлечёт за собой смерть невинных людей.
Полукровка соглашается избавиться от изменённого ребёнка Вулкана, однако по-прежнему намерен встретиться с Мистером Кто, чтобы избавить Сильвару от сделки с ним…

0

236

https://s14.postimg.org/bl6cn4rxd/image.jpg

Автор - Нира О’Берн.

0

237

http://img.ii4.ru/images/2018/02/26/1040474_124.jpg

Жертвоприношение

Мы с Торвальдом бежим чуть ли не в обнимку. От усталости подкашиваются ноги. Голову мутит от насытивших воздух запахов дыма, пепла и крови. За вздымающимися, кажется, до небес языками пламени не видно ни наших людей, ни скрелингов, ни знамён, ни даже драккаров…и только смешавшиеся в какофонию безумные вопли боли и звон металла напоминают о том, что мы тут не одни, и весь этот ужас всё ещё продолжается.
Они пришли ранним утром – вымазанные боевой раскраской, с перьями в густых чёрных волосах, с птичьими криками и наточенными копьями. Мы насмехались над их неспособностью выковать хороший топор или меч, но, оказывается, смазанный ядом наконечник стрелы или копья убивает ничуть не хуже – надо только знать, куда бить. А уж это они знают.
Они пришли и принесли в первое поселение нашего народа в Винланде огонь. И теперь этот огонь гонит нас к нашим верным драккарам в слепой надежде на то, что их ещё не успели сжечь.
Торвальд кричит; из его лодыжки вырастает вдруг дрожащая чёрнооперённая стрела. Он падает, увлекая меня за собой. Краем глаза замечаю, как из пламени справа выступает краснокожая рослая фигура; скрелинг отбрасывает в сторону лук и бежит к нам с копьём наперевес. Я откатываюсь в сторону, пытаюсь нашарить на поясе нож. Налётчик игнорирует меня; тем редким женщинам, что отважились пуститься в путешествие с Торвальдом, наверняка уготована невесёлая доля рабынь. Он встаёт над моим возлюбленным, заносит копьё…и время замедляет свой ход. Я так и вижу, как могучий Торвальд рывком поднимается с земли, перехватывает оружие противника, или же использует его как опору, чтобы подняться. Мне хочется верить, что так оно и будет, что Один вдохнёт свою ярость и свою силу в жилы сына Эрика Рыжего. И в моих глазах это почти происходит.
Но иллюзия рассеивается: Торвальд вздымает руки, напуганный и беспомощный, из глаз его льются слёзы, а губы искривляются в бесполезном вопле о помощи. Секундой позже копьё скрелинга пробивает его трусливый рот, и тогда во мне что-то разрывается, разбивается; я молнией вскакиваю на ноги, налетаю на врага, опрокидываю его наземь и долго, с чувством бью головой о первый попавшийся камень. Я что-то кричу. Я плачу. Я смеюсь. Он испускает последний дух, и я, смертельно усталая, возвращаюсь к Торвальду. Копьё, пригвоздившее его голову к земле, так и торчит прямо вверх, и есть в этом что-то слегка непристойное. У меня не хватает сил, чтобы его выдернуть. Зато хотя бы стрелу из его ноги я достаю. Устраиваюсь на земле рядом со своим вождём, своим возлюбленным, глажу его русую шевелюру и смотрю вместе с ним в задымленные небеса. И глаза у нас, наверное, одинаково невидящие.
Через целую вечность нас там находят выжившие соратники, которым удалось-таки отбить атаку скрелингов. Когда Торвальда сжигают, все они дружно поют о великом герое, который теперь, несомненно, пирует в Вальхалле. Но в Вальхаллу валькирии забирают героев – а я помню трусость, которую перед лицом смерти проявил Торвальд. Я знаю: он теперь томится в плену Хель.

***

Я думала, мне никогда не придётся повидать Винланд вновь – но вот прошло десять лет, и я снова в этих землях, совсем чуть-чуть южнее тех мест, где погиб Торвальд. Его неудача не остановила мой народ от новых попыток: сначала Гудрид, невестка Эрика Рыжего, плавала сюда торговать, и вернулась живой, а теперь вот Фрейдис Эриксон, сестра Торвальда, решила пойти дальше. Уже год прошёл с тех пор, как она впервые ступила на скалистый берег Винланда, и азарта в ней с тех пор прилично поубавилось. Уж не знаю, в чём дело: может, во Фрейдис просто недостаточно харизмы, а может, ей не благоволят её боги. Как не благоволили они Торвальду. Потому что он оказался трусом? Или трусом он стал, уже лишившись их поддержки? Я на удивление много времени стала проводить за подобными размышлениями. Мне не нравятся обе версии. Я не хочу верить, что я любила – и, как ни печально, всё ещё люблю – труса.
Наше поселение обнесено частоколом, в частоколе сделаны высокие, красивые ворота, и на воротах вырезан лик Хеймдалля. И две недели назад по утрам в этих воротах стали находить стрелы скрелингов. Первые торчали у самого их подножия, а сейчас они подбираются уже вплотную к изображению Златозубого. Нет никаких сомнений, что терпение винландских аборигенов иссякает. Я их прекрасно понимаю. Моё иссякло давным-давно – хотя по другим причинам.
- Придётся уходить, - цедит Фрейдис, глядя на очередную стрелу. Мы – то есть сама Эриксон, я, Дан, Хальфдан, Сигурд и Рагнар, - стоим с внешней стороны частокола и рассматриваем испещренные следами от стрел створки.
- Уходить, - вторю я, прекрасно слыша, что мой голос похож на воронье карканье. – Это ведь оскорбление, Фрейдис. За такое надо платить.
- Я не развяжу войну. – заявляет она категорично.
- Войну уже развязали скрелинги, - говорю, подходя к воротам. Выдёргиваю стрелу. Демонстрирую её Эриксон. – Мы пришли к ним с миром, а они над нами насмехаются. У нас несколько сотен людей, каждый из которых стоит десятка скрелингов, и если мы захотим – мы возьмём своё.
- Нет в Винланде ничего “нашего”. – гнёт свою линию Фрейдис.
- Есть. Кости и кровь тех, кто отдал свою жизнь ради того, чтобы ты могла сюда приплыть и продолжить их дело. Во славу своих богов и на благо своих потомков.
Дочь Эрика Рыжего бросает на меня очень долгий, внимательный взгляд, поджимает недовольно губы; потом, пожав плечами, поворачивается к Хальфдану.
- Отправляйся к скрелингскому вождю, друг мой. Верни ему его стрелу и скажи, что мы отчаливаем. Трагедии, подобной той, что произошла с моим братом, не повторится. Если наш народ и захочет взять себе Винланд, то пусть этим занимается кто-то другой.
У неё ещё достаточно сохранилось авторитета, чтобы её слова пока что считали за мудрость, а не трусость. Да и жрец наш, Балунг, вторит каждому её слову. Хальфдан – умудрённый годами, спокойный мужчина – берёт стрелу, кивает и отправляется собираться в свой недолгий поход.

Его тело находят разведчики уже ближе к вечеру: они приносят его на самодельных носилках, опускают посреди центральной площади поселения. Собирается толпа. Брат Хальфдана, Рагнар, в ярости мечется из стороны в сторону, размахивая своим огромным топором и выкрикивая что-то бессвязное. Он сейчас похож на легендарных берсерков: массивный, полуголый, рыжий, рвущий на себе волосы от горя и готовый убивать, не зная ни устали, ни совести. Отличный символ.
Я выступаю из толпы, покашливаю, потом кричу, привлекая к себе внимание. Они знают, кто такая Рехста, они знают, что она в Винланде не в первый раз. Я демонстративно смотрю в мёртвые глаза Хальфдана. Провожу рукой по заляпанным кровью волосам.
- Скрелинги опять пролили нашу кровь, - каркаю я хрипло. – Десять лет назад они убили Торвальда Эриксона и большую часть его дружины. Я была там…
Сквозь толпу пробивается Фрейдис. На её лице – занимательно глупое выражение полной растерянности. Она смотрит на тело Хальфдана с приоткрытым ртом, потом прочищает горло, пытается меня перебить – но её спокойный, размеренный, чёткий голос не в силах совладать с рёвом окруживших тело Хальфдана людей. Я даже не знаю, слышно ли им меня. Наверное, да, потому что избирательный человеческий слух имеет свойство выцеплять из шума то, что хочет услышать.
А потому я продолжаю.
- Я была там! Я билась за Торвальда! И я надеялась, как и все вы, что его сестра не даст памяти о нём кануть в Лету и не окажется мягкотелой, податливой торгашкой вроде Гудрид! Но вот сегодня она приказала нам собирать вещи, оснащать драккары для пути домой, драпать, поджав хвосты, пока скрелинги не пришли сюда и не перестреляли нас, как крыс! Но я не побегу. Я – норманн, как и все вы, и Хальфдан был норманном, и я хочу, чтобы скрелинги заплатили за его кровь и за свою наглость! Мы – норманны, мы пришли в Винланд и Винланд станет нашим, во имя Одина! За Торвальда Эриксона!
Сколько ничего не значащих слов! Но они делают своё дело: мои заведённые соратники гурьбой устремляются собираться в бой. Фрейдис чуть с ног не сбивают: дочь Эрика Рыжего, потеряв всякую надежду проконтролировать ситуацию, тушуется и прячется в своём шатре, пока гнев толпы не обрушился на неё.

***

Наше безумие неукротимо, наша жажда крови – ненасытна: девятым валом проносимся мы по ближайшим поселениям скрелингов, топя жалкие хижины в крови и не оставляя в живых ни женщин, не детей. А потом схватки начинают даваться со всё большим трудом, всё больше съезжается раскрашенных краснокожих со всех окрестностей, и потихоньку Рагнар, Дан, Сигурд и прочие начинают понимать, что Винланд ими прямо-таки кишит, и у нашего маленького похода с самого начала не было шансов эти земли удержать. Но мы не отступаем. С именами Асов на устах мои сородичи бросаются во всё новые безнадёжные схватки и умирают – отрядами, дюжинами, поодиночке. Я и сама не сторонюсь схватки. Я вспоминаю напуганный лик Торвальда, вспоминаю, как исказились его черты, когда он осознал, что умирает трусом, и заставляю сделать себя ещё один шаг и ещё один удар. Звуки боя служат музыкой для моих ушей: я напоминаю себе каждый раз о том, что наш мстительный поход богоугоден. Что наши братья и сёстра смотрят на нас из Вальхаллы и приветствуют каждого, кого благородные валькирии поднимают на небеса Асгарда.
Но ряды наши редеют, и на седьмой день я понимаю вдруг, что осталась совсем одна. Может, где-то ещё и есть живые – готова поклясться, что слышала голос Сигурда каких-то пять минут назад! – но я с ними разминулась. У меня страшно болят сбитые в кровь ноги. Я останавливаюсь у весело журчащего ручейка. У воды розоватый окрас и солёный привкус.
Скрестив ноги, усаживаюсь близ ручейка, исследую свои раны. Одна – рубленая, на голове, мне совсем не нравится. Она болит. Я чувствую, как под пальцами, хлюпая, ползает туда-сюда лоскут кожи.
Сбоку раздаётся стон. Под высоким, незнакомым мне деревом обнаруживается Рагнар. Каким чудом он сюда дополз и когда – мне неясно. Я улыбаюсь ему, понимая, что он уже не жилец – количество крови на траве сомнений не оставляет.
- Знаешь, это же я всадила стрелу в морду твоему брату, - признаюсь я Рагнару. – Другого варианта заставить вас собрать в кулак своё достоинство и пойти на скрелингов боем уже просто не было. Я его окликнула. Он видел, кто в него стрелял.
Лицо Рагнара бледнеет – надо же, я не думала, что там ещё оставалась способная отхлынуть кровь.
- Но теперь мы покрыли себя славой и все вместе попадём в правильное место на небесах. Не уйдём отсюда трусами. Oтомстим за Торвальда. Ты знаешь, что он перед смертью обделался? Ты знаешь, как сильно он боялся, берсерк? Он боялся так сильно, что его забрала Хель, я почти видела её сине-белую морду над его трупом, она вдыхала его дух… Но мы не пойдём за ним. Почтили его память – и хватит с него.
- Бояться не стыдно, глупая ты дрянь, - рычит Рагнар. – Любой боится смерти. Торвальд смотрел на нас, дураков, из Вальхаллы, и пировал с самим Одином, и беспокоился о своей сестре.
- Я смерти не боюсь, - возражаю, пожав плечами.
- Это потому что ты и есть сама смерть, а мы не поняли, - хрипит он на последнем издыхании. – Ты – посланница Хель. Её грязная, жалкая, гадкая жрица. Мы не захватили Винланд, мы не порадовали наших богов, не отомстили за Хальфдана… - его рука сжимается на рукояти топора, но встать он уже не может. – Мы просто порадовали Хель. Но, слава богу, я сражался не за неё, и потому, может, удостоюсь хотя бы Фолькванга. А вот когда эта гнойная язва на твоей башке доконает тебя, Рехста, будь уверена, Хель за тобой явится. За тобой. И только за тобой.
Я поднимаюсь, нетвёрдым шагом приближаюсь к Рагнару, без лишних слов вонзаю меч ему в живот. Не уверена, что успела убить его до того, как он сам испустил дух. И не останавливаюсь. Бью ещё раз. Ещё. Продолжаю, покуда сквозь дыры в животе не начинают вываливаться кишки.
Но измывательства над трупом не способны отменить сокрушающей правоты его последних слов. Измотавшись вконец, усаживаюсь рядом с Рагнаром и жду собственного конца. Со страхом, как и Торвальд.
Я всё запоздало понимаю и оттого начинаю реветь, как девчонка.
Вальхалла уготована героям. А из всех норманнов, погибших в Винланде, только одна женщина такого звания недостойна. Та, что устроила величайшее в истории наших сюда походов побоище. Величайшее – и абсолютно бессмысленное. Мне не суждено обрести вечную славу, как не суждено вновь повидаться с Торвальдом. В тьму Хельхайма я заслуженно отправляюсь одна.


Рехста.

0

238

http://s8.uploads.ru/vRZ3L.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем весны!

0

239

http://img.ii4.ru/images/2018/03/02/1042253_126.jpg

0

240

http://img.ii4.ru/images/2018/03/02/1042254_127.jpg

1 место - Лая

Малыш, уже остывший от всех свалившихся на него злоключений и полностью переключивший своё внимание на нового знакомого, с невозмутимым спокойствием внимал возмущенному тявканью, воспринимая вызывающее поведение зверька с безмятежностью куда более крупного хищника. Он благосклонно поддержал игру мальца, неспешно опустившись на песок и положив голову на лапы. Покуда двуногие вели скучные беседы, он воспользовался случаем, чтобы немного отдохнуть от полуденной жары. Жёлтые глаза наблюдали за передвижениями рыжика, а хвост, куда активнее, чем его хозяин, вился по земле, то замирая, то неожиданно подскакивая.
Лая продолжала молчаливо наблюдать то за игрой животных, то за приближающимися койотами. Несмотря на подступающую угрозу, это были минуты поразительного спокойствия. Когда рыжик, наконец, отвлёкшись от забавы с хвостом, обратил на неё внимание, нордийка, снова опустившись на корточки, позволила мальцу сначала обнюхать её пальцы, а затем - взобраться на раскрытую ладонь. Питомец Леандро ей нравился, а потому девушка не стала возражать против его действий, что не сказать о ревниво бурчащем за спиной экноре. На том их мирное времяпрепровождение и завершилось.
Их компании коснулась стремительно снижающаяся тень драконессы. Взвизгнул зверёк, а вслед за его испуганным бегством подняла голову и Лая, почувствовав как по спине волной пробежали мурашки. Не часто можно стать зрителем такой охоты. Когда пламя коснулось первой добычи, нордийка порывисто отвернулась, чувствуя, как ускоряется сердце. Кровь застучала в ушах, а крики бившегося в агонии животного кувалдой били по голове.
"О, Шео..." - Только и смогла подумать нордийка, проводя рукой по лицу. Малыш, воодушевлённый развернувшейся охотой, поднял голову с лап и стал следить за действиями крылатой, возбуждённо прищурив взгляд. Из груди экнора раздалось раскатистое рычание. Увы, из-за этого и Лая, несмотря на все усилия, стала невольной наблюдательницей дальнейшей расправы.
"Малыш, не двигайся с места. Это не твоя добыча..."
Чувствуя, что хищник в лице её мохнатого друга был бы и не прочь присоединиться к кровавой забаве, нордийка направила в душу Малыша твёрдое предостережение, понимая, что её друг сыт и, скорее, хочет просто развеяться. Драконессе необходима была пища, а вот убийство ради забавы Лая не поощряла.
То, что произошло далее, больше походило на драматический спектакль, в котором девушке была отведена роль зрителя.
Услышав усилившиеся рыдания курчавого спутника, Лая отвлеклась от своих мыслей и вскинула глаза, успев заметить пробегающую мимо почти двухметровую фигуру юноши. Волосы девушки всколыхнул поднятый им ветерок, покуда сам молодой человек, ринувшись к тлеющему койоту, кинулся перед ним на колени и стал поливать почти полностью обгоревшее тело набранной в оазисе водой и собственными слезами. На фоне его трагических переживаний пугающе реяла фигура драконессы, сжимающая в мощных челюстях истекающую кровью добычу, и разбегались в разные стороны выжившие в стычке звери. Вишенкой на этом торте безумия стал равнодушный призрак доброго Тирия, неспешно плывущий к убивающемуся парню и полностью игнорирующий происходящую вокруг бойню. Картине не хватало только напряжённого музыкального сопровождения.
Окружённая криками койотов и проповедническими обвинениями Леандро, в конец ошарашенная девушка медленно опустилась на песок и скрестила ноги, запустив пальцы в волосы. Её глаза закрылись, а брови в напряжении сошлись на переносице.
"Тише, Лая, дыши глубже..." - Успокаивала себя девушка, но несмотря на все заверения не могла избавиться от ощущения бедственности их положения. И, увы, эти мысли подкрепил продолжившийся диалог между молодыми людьми. Нордийка под конец едва нервно не рассмеялась, словно надеясь, что всё происходящее - всего лишь шутка.
"И что ты тогда собирался делать с армадой мертвецов? Пригласить на чай и назидательно побеседовать? Либо он безумец, либо - дурак..." - Без злобы, а, скорее, с понимающим смирением подумала девушка и невольно улыбнулась.
Оторвавшись от массирования собственной головы, она сцепила пальцы в замок и, поставив локти на колени, в задумчивости оглядела каждого из их компании.
"Учитывая всё, что я услышала... На данный момент мы - не более, чем мухи под ладонью противника. Так не пойдёт"
- Боюсь, если она действительно так могущественна, как вы её описываете, то простыми магическими трюками её не обдурить. - Наконец, серьёзно сказала Лая так, чтобы её можно было услышать. - Если бы к ней можно было так легко подобраться, это бы давно сделали. Думаю, она позаботилась о том, чтобы у неё за спиной внезапно не возникал каждый встречный и поперечный.
Выпрямившись, девушка вздохнула и взглянула на призрака.
- Сколько у нас времени? Есть ли союзники?
"Если у нас нет ни того, ни другого, значит, придётся брать хитростью..."
Нордийка покачала головой и снова нахмурилась, напряжённо раздумывая.
- Я понятия не имею, что происходит, и кто наши противники. Однако из рассказов можно сделать вывод, что против нас собирается армия. Не кучка злодеев-любителей, захотевших потешить своё самолюбие, а армада, готовящая крупномасштабную войну. А что есть у нас? - Нордийка с надеждой взглянула на юношу. - Какой-нибудь лагерь? Воины?
Лая снова окинула взглядом группу и усмехнулась.
- Прости уж, но из нас троих мало-мальски серьёзную угрозу представляет только Луань. - Мягко сказала девушка, припоминая, какую оценку своим способностям дал юноша. Не сказать, конечно, что она тоже была так уж беззащитна, однако в сравнении с противником её силы - ничто. - Нам всё равно нужны сильные союзники. Золотые драконы? Светлая жрица? И те, и другие, если позволит время. Если Луань согласится - можно отправиться к драконам. Они, вероятно, и не совсем одного вида, но, быть может, при наличии драконессы будут более благосклонны к нашим предложениям.
Лая пожала плечами.
- Если с ними не попытаемся договориться мы, это сделает противник, и вот тогда можно смело готовить себе место на кладбище. И ещё...
Девушка перевела сочувствующий взгляд на Леандро и умирающее животное, не в силах более игнорировать эту картину.
- Лео... - Как можно мягче сказала нордийка, чтобы не вызвать очередную волну гнева. - Я понимаю твоё стремление защитить беднягу. Однако ему уже не помочь. Животное только мучается. Если ты сам не в силах закончить его страдания, дай это сделать Луань.


2 место - Сарра Смитт

Она еще держала кое-как самоуверенную моську, будто и правда ничем кроме поведения ведьмы не озабоченная. Но внутренне - уже паниковала. И эта паника могла в любой момент вырваться наружу. - "Я тоже идиотка!.." - на что надеялась, кидая девушку с трупом, она уже не понимала. Сама придумала, будто та в опасности и ей надо срочно сматываться, как и им с Силь, - сама же поверила. Да еще и выдала решенным!
"Дура. Дура-дура-дура!.." - А если ошиблась? И не моргнет, как та выскочит, вопя о помощи, и возвещая всем, что Магма ничетра охотнику не помогла, он мертв. Лежит себе в постельке и тихо остывает, пока Сильвара тут как ни в чем не бывало облизывает всех подряд. Мертв!
А ведь Сарра могла больше. И понимала, как. Сделать. Но не сумела для этого "сделать" прежде так запросто, одним махом переломать вбитые в подкорки табу, парализующие волю. И мысль, что соль - не именно Дерик, а и не сумела бы нынче в принципе, - не утешала, лишь вырывая вместо этого из сердца новый клок.
Чужая память. Чужие желания...
Из хватки, которой тянула бесстыжую прочь, тем временем рука Сильвары исчезла, и Сарра аж отлетела вперед по инерции, не ожидая подлянку. Ошарашенно уставилась в опустевшую ладонь. Потом - на кошку, на мужчину. И на Силь, коей, похоже, вообще все вокруг оставалось непрошибаемо до фени - ведьма уже лезла в другом углу на какую-то гориллу. И нет, любви к ней в Сарре это не прибавило, как и знания о хвори. Поди ее пойми. Чтоб позлить изгаляется! Одно слова - ведьма. Однако, бегать следом, обнаружив умение исчезать, не торопилась. Тем более, когда в нее с другой стороны влетело кинутое котом туловище, чуть этим полетом не сшибшее с ног: все-таки рыжая "оборванка" была на голову крупнее, чем Сарра.
- Магма велела уйти. - громко, будто боясь, что тигр здоровяк ее, малышку, там сверху не дослышит, отрезала в ответ. - И их пока никак не беспокоить. - врала, как дышала. Но был ли выбор очевиднее? Когда в голове билась одна мысль: хватать Сильвару и делать ноги.
Она аккуратно придержала незнакомку за плечи, участливо заглянула в лицо.
- Ты не успела? - тут же собственными руками натягивая той на голову глубокий капюшон от плаща по самую переносицу. - "Какие еще охотники за головами?!"
Силь до выхода из комнаты голову себе обмотать как следует таки удосужилась. А значит, о ней пока знали только те, кто видел их компанию с самого начала; хоть что-то хорошее. Еще бы мужик из "гостей" не порол горячку... Нашел же, когда перед бабою хвост растопырить!
- Угомонитесь. - впрочем, больше, чем одно слово, полное уже глухой, безнадежной усталости от чужих дурных выходок, ему не досталось. Она сжала руку второй беглянки через ткань, и резко обернулась к калеке:
- Ты. - А он сидит, как ни при чем, и жрёт, подлец... - У неё, - Сарра наклонилась к его виску, без пауз тут же переходя на полушепот, - восстановление, аки у псины. - услышат коты, не беда, ничего ужасного она не предлагает. Главное, что не услышит Сильвара. Потому что ежели та поведется - а она же поведется! - на спектакль их горе-героя, так искусно манящего дурную к двери, а там потом еще и Рамоту свою ненаглядную увидит в окно... Ох.
- Даёшь по темени, чтоб тут же не очухалась. На плечо. И уносим.
Оставалось только мечтать, чтобы от подобной идеи у него не задрожали коленочки вместе с остатками рук. Сарра выпрямилась. И с немым извинением оглядела толпу, мол, а что еще ей делать? Они же видят: Силь за себя не отвечает. Да еще и балует при этом волошбой. И говорить с ней... можно. Даже нужно! Как со всеми сумасшедшими: ме-едленно, ласково. Но вот прямо сейчас у них нет на это времени.
- Я уведу. - не слишком торопясь пока не увидит ответа калеки, Сарра все-таки сразу заверила стоящих поближе: займется. И сделала пару шагов вглубь таверны, за руку увлекая вторую "жрицу" - К черному ходу, из кухни. - во всякой, даже самой захудалой перекусочной, если кухарки только не торчали засаленной шеренгой перед парадным, подобный должен был быть.


3 место - Нира О’Берн

— Обычно – может, но это ведь не правило. Да и мы не при дворе в конце концов, за нарушение формальностей не всыпят розг, — мягкостью голоса прикрывая нарастающее раздражение, ответила Нира, — А потому я всё-таки настаиваю. Как минимум вторую часть этой жричкиной клички я уж точно слышать не хочу. Могу ведь и не откликаться!
Вдова по-детски невинно и капризно надула губы, но после быстро сменила объект внимания.
— Я, я! Давно не виделись, дорогуша! Как твоё ничего? – весело осклабилась воровка, с нескрываемым удовольствием глядя на обычно невозмутимого мертвяка, отползающего прочь в животном ужасе. Чудное зрелище! Аж сил придает. Она бы даже испытала к Маркусу немного высокомерного сочувствия, не будь так свежа память о прошлой встрече.
«Только попадись мне, как я верну силы, и сожжёная рожа тебе покажется тебе сущей царапиной, гнида мертвожопая»
На сверкающего всеми своими причиндалами мальчишку, зазывающего её уединиться рядом со смертоносной мясорубкой, она взглянула ну почти с восторгом.
«В моей жизни становится поразительно много голозадых идиотов!»
На волоком метнувшегося вслед за ним Маркуса – с недоумением.
«А это сейчас что, гхыр, было? Лихорадка?»
— Ох, милый, я бы с радостью! Мне обнаженные вьюноши уже целую вечность не предлагали пройтись за уголок! – с откровенно наигранной плаксивостью вздохнула магичка, — Но, сам понимаешь, обстоятельства против нас и всё такое! Хотя ты приглядись, может, за тобой хвостом вьётся кто поинтереснее! 
На плескающуюся девку — с нескрываемой гадливостью. Взгляд отравительницы стал ещё холоднее – хотя куда уж больше, она и так в пол глазами вмораживала.
«Вот ведь свинота вшивая. Источник от корыта отличить не можем? А мне теперь в твоём сале волосатом купаться? Жгрыба сифозная, ещё нарииту свою в источнике подмой»
Впрочем, ей когда-то доводилось мыться в местах и помутнее, хотя вдова и надеялась, что те времена уже никогда не воротятся. Да и вода в источнике все равно обновлялась – вон, льется ведь из пастей чудовищ с крыши, стало быть, и утекать должна.
«Не стала бы ведь семья основателей купаться в одной застойной луже все три века»
Как бы то ни было, ведьма бы в выгребную яму с головой занырнула, кабы это вернуло ей прежнюю мощь. Потом бы, правда, приказала и посоветовавшему это нырнуть следом, но всё же.
«Благо, хоть пить не заставляют»
Медлить О’Берн не стала. Мерзкое брюхо более не уродовало тонкий стан, и скрывать ведьме было нечего. Наоборот, и похвастаться можно, так что… Руки быстро развязали тугой золотой пояс и откинули на пол. Вместе с ним звякнул кинжал. Васильковая ткань кимоно свободно повисла на плечах, магичка чуть изогнулась – и шелк плавно заскользил, падая к её ногам. Нира медленно стянула чужие сапоги. Голова чуть наклонилась. На лице плутовки блуждала шальная улыбка. Чванливого нарциссизма чародейке было не занимать.
«Я по себе скучала. Сильно»
От усталости жрицу сильно мутило, в голове гудело, сердце билось болезненно бойко, будто на каждом ударе бросаясь на клетку рёбер, как на амбразуру. Нире казалось, что её вот-вот вывернет прямо в источник, так что удержать ужин в себе и спуститься к воде с непринужденной грациозностью стоило прямо-таки титанических усилий. Не было бы зрителей, она бы до него небось просто ползла. Зайдя в воду, воровка дёрнула ногой, посылая в сторону второй рыжухи волну, грозящую плеснуть мутной от грязи водой прямо замарашке в лицо. Случайно, конечно же.
— Когда вы вернетесь? Долго ждать? Мне… — в голове наконец всплыло воспоминание об обещании, и Нира беспокойно взглянула на мерцающее посреди потолка звёздное небо, — Мне ещё нужно встретиться с Илаем. Бедняга ждет целую вечность.
С этими словами жрица медленно присела и, набрав воздуха в легкие, погрузилась прямо с головой.

0


Вы здесь » CoffeeBreak » Фэнтези » Мистерия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC